Пангея

Объявление

Рейтинг: 16+ Система: локационно-эпизодическая Теги: авторский мир, о животных, приключения

Добро пожаловать в далекое прошлое, наш потенциальный игрок или случайный прохожий! Ты попал в суровый климат континента Пангея, где на грани войны обитают доисторические хищники. Из курса географии и истории ты можешь помнить, что был некогда на Земле ледниковый период: продолжительные зимы, короткие оттепели весной и непродолжительные потепления летом. Мы вернули игроков на 2 миллиона лет назад, когда охотники и их жертвы боролись за своё существование зубами и когтями.
Последние обновления
События
Навигация
Погода
Действующие квесты
25.05.18
Ищем Гейм-мастера! В отведённой для этого теме вы можете ознакомиться с обязанностями и предложить свою кандидатуру :3

Также мы ищем креативного модератора конкурсов и всей неигровой активности и пиарщика, заинтересованного в развитии проекта.

Мы всё ещё занимаемся нашим Большое косметическое обновлением, ждите новых новостей :3


01.05.18
Дорогие друзья! С огромным удовольствием мы объявляем об открытии нашего проекта! Лёд тронулся, снега растаяли, и в бешеных первобытных ритмах застучали сердца наших игроков.

Мы рады приветствовать новоприбывших, а те, кто уже знакомы с Пангеей, будут приняты с распростёртыми объятиями.

Все Ваши отзывы мы ждём в соответствующей теме.
✿ Цветочная полянка
Ах, весна! Всё цветет и пахнет! Наши дорогие игроки и гости могут провести время на цветочной полянке и подарить друг другу волшебное настроение с:

Мы ищем креативного и активного модератора, готового взять ответственность за проведение интересных ивентов и конкурсов!
Сейчас: середина осени, сезон подготовки к зиме
Зима приближается, ледяными когтями впиваясь в стволы и почву. Листва на деревьях практически полностью исчезла, и первые снега уже накрывают землю. Травоядные животные уходят на всё большие расстояния в поисках пропитания.
В горах пасмурно, всё чаще тучи разрождаются дождём и снегом. В Хвойном лесу до снегопадов ещё есть время, трава постепенно желтеет, а в золотой долине на севере можно наблюдать прекрасный листопад. На просторах вечной мерзлоты постепенно крепчают морозы, ещё немного - и настанет время снежных бурь и гроз.
-
Ждём в игру:
-
-
-
-
-

Иттер
Создатель, куратор Прайда

Азра
Технический администратор

Готард
Сопроводитель, куратор Союза

Ищем!
Гейм-мастера, куратора Стаи

Ищем!
пиарщика

Ищем!
креатора неигровых событий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пангея » Лагерь » Кремниевый каскад


Кремниевый каскад

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://forumfiles.ru/files/0017/7a/0a/30967.pngНад лагерем саблезубов непреступной стеной возвышается скала необъятных размеров. Именно её вершина служит дозорным пунктом, откуда видно мили прилегающих территорий - не замеченным подобраться к оплоту Союза почти невозможно. Множество выступов, и с самого крупного - Языка, как его называют коты, триаты оглашают свою волю. Внизу проходят собрания племени, встречают патрули, да и просто перекидываются парой дружеских слов.

Локации рядом:
...

Сейчас в локации:
Летос, Оскари, Рагху, Готард, Ильдис

0

2

Начало игры.
- Раб, -  Позвал кот. - Останься. - Громко приказал Летос, чтобы даже тугоухие соплеменники, что сидели рядом, услышали. В большей степени эта реплика относилась именно к ним, а не к Оскари, в котором он был уверен. Волк знал свое место и точно не стал бы зарываться, чего не скажешь о кошках. Милое дело - шпынять и запугивать бесправного. Парадоксально, но его слово ограждало от неприятностей не хуже клыков и когтей.
Свой путь продолжил в одиночестве. Срезал через толпу, отираясь боками о присутствующих. Некоторые отшатывались, сами уступали дорогу, иные, поняв кто их коснулся, старательно плевали через плечо. Здоровались редко.
Летос, авгур Оскалов, гордо и неторопливо выпрямился, сев на небольшом валуне подле скалы. Вначале он вознамерился произнести перед соплеменниками речь, проповедь, которая должна была вдолбить в головы собравшихся, какое зло с собой несет эта ересь, упорное отрицание важности, которую несет в себе послание предков, донести, сколь строгое наказание настигнет тех, кто воспротивится их воле. Однако раздумал, только смотрел на толпу, хмуро сдвинув брови. Что толку языком молоть? Убогим духом было достаточно эффектных предсказаний (бабам о грядущем приплоде, воякам о славных победах), проповедей да легенд. Распотрошенный труп был прост и понятен для восприятия, но когда дело зашло о смутных видениях авгура…
Предки молчали. Один и тот же сон, поднимавший его до рассвета изо дня в день, был скуп на детали. Ледяная пустыня до горизонта, колючий мороз. Ничего. Мертвая белая гладь. Глубокий провал в земной тверди, вкрадчивый голос, что давит на виски и зовет его в бездну.
Что им сказать?
Одинокая фигура кота терялась на фоне скал.
- Говорят, придут странники. С солнечной стороны, чужаки. Так говорят старейшины. - Голос Летоса был ровен, мрачен и сух. - Должны ли мы искать помощи у одиночек? - Черный скупо цедил обрывки фраз, словно и не надеялся убедить в чем-либо племя. Слухи давно пустили корни среди саблезубов. Что им сказать?
- Мы ждали достаточно. Никто не явился. Мы должны отправиться на север, такова воля предков. Чем дольше мы медлим, тем сложнее будет путь, нужно успеть до первых буранов. - Летос понимал, что разочарование племени будет велико, ведь он не сказал им ничего нового.
Нечего говорить.
Убедить смилодонов - почти невозможно. Авгур мельком взглянул на триатов, задержав взгляд на Нуре. Что скрывать, он надеялся на то, что судья примет верное решение.
- В пророчествах надобно видеть то, что абсолютно истинно, ибо это есть доказательство целого. Нельзя называть волю предков фальшью будучи малым смертным, не понимая их слова, ибо не было оно однозначным. Время правду докажет. Мы должны отправиться на север. - Лето умолк, передавая слово триатам.
Он признавал, что в его слова было трудно поверить. Куда проще сказать, что авгур стал совсем плох, обезумел в слепом поклонении перед волей мертвецов.

+4

3

Начало игры

Когда Летос приказал следовать Оскари за ним, то волк обрадовался. Нахождение в яме рабов само по себе очень угнетает, и ему не терпелось размять лапы, согреться в движении. Однако, как только Оски понял, куда саблезубый его ведет, то его хороший настрой постепенно улетучился. Волк чувствовал себя некомфортно здесь - в основной части лагеря, среди других больших кошек. Раб среди глав Союза, среди почитаемых воителей и охотников.  Не смотря на то, что он был здесь с авгуром, он чувствовал себя неуместно - привычка и больной менталитет преданного и бесправного.
Безмолвно повинуясь словам Лето, Оскари сел где-то скраю от кремниевого каскада. Напряженный как растянутая нитка, он сгорбился и пытался быть настолько незаметным, насколько это возможно. Шерсть его стояла дыбом ещё больше обычного. Он быстро обвел взглядом всех, кто собрался сегодня перед скалой, чтобы примерно оценить общее количество саблезубых. Он намеренно старался ни на ком не задерживать свой взгляд, дабы вдруг это не стало ни для кого поводом для стычки. Пусть Лето обычно не давал другим обижать Оскари, за что тот в свою очередь был всегда благодарен. Но, не смотря на то, что слово сероглазого кота здесь уважали, рабу самому всегда нужно было быть осторожным.
В конце концов, волк сосредоточил свой взгляд на авгуре, уже взобравшегося на валун подле скалы. Только теперь, когда Оскари отвлекся от собственных волнений, в его голове посыпались вопросы: "Что будет говорить Летос? Почему меня позвали на этот совет?".
Ответы последовали довольно скоро, когда все саблезубые замолкли. Летос заговорил о пророчестве, об одиночках и о нужде идти на север. Он говорил отрывисто, но спокойно, и искал одобрения в лицах соплеменников и глав союза. Все это был похоже на то, как проповедник в родной Стае говорил о воле провидения. Но одно было по-другому - не все, похоже, верили словам авгура, как безоговорочно верили проповеднику. Оскари это показалось занимательным.
Идти глубже на север в поисках каких-то одиночек, доверившись пророчеству? - сама мысль о больших холодах вечной мерзлоты заставила Оскари невольно вздрогнуть. Он нахмурился. Волк не мог знать, как отреагируют другие жители Союза, и насколько весомым они посчитают слова Летоса. Но он знал, что вся эта затея звучала, как верная погибель для него и для многих других.

Отредактировано Оскари (21.05.2018 22:51)

+3

4

Начало игры

Нынче в рядах Союза зрело беспокойство. Пока оно лишь мимолетно улавливалось в нервных взглядах, взъерошенных загривках и напряженных телах собравшихся у подножья Языка — Рагху сидел выше остальных, и глаза его все подмечали.
Он слышал, что несколькими днями ранее в стычке они потеряли одного из своих воинов. Он слышал, что авгур их давно уже видел один и тот же сон, но лишь старейшины знали, какие видения приходят к Летосу. Он был недоволен — более всего прочего прямолинейный Рагху недолюбливал загадки да неопределенные сплетни.
Звенящее воодушевление против воли волной прокатилось по телу, когда толпа у лап расступилась, давая дорогу черному коту. До этого дня никто не торопился созывать совет. Вскоре они получат на все ответы.
"Притащил с собой раба?" — вдруг скривился наследник, заметив у края пленного волка, — "Что толку от него на собрании Союза?"
Воодушевление тут же сменилось тугим раздражением с примесью детской почти обиды. Впервые в своей жизни наследник участвовал в столь судьбоносном для Союза мероприятии, но потаенная радость его сошла на нет, как только смилодон увидел Оскари — словно грязное пятно на белоснежном снегу, раб резко и неуместно выделялся на фоне полноправных. Уловив предостерегающий взгляд матери, Рагху все же проглотил возражения. Не разумно было срывать собрание теперь, когда после долгого молчания авгур наконец решил поведать о воле предков. Лишь вмиг помрачневшие синие глаза выдавали наследника.
Когда авгур закончил, недовольство уже открыто читалось в застывшей фигуре юного кота. Сомнениями полнились его мысли. Перспектива отравиться в снега, не имея четкой цели, не зная ничего, кроме скупых слов сновидца, казалась ему губительной. Рагху знал — когда-то его предки точно так же держали свой путь в неизведанные земли. Знаки ли вели их триатов или то был лишь здравый смысл? Они бежали от черной хвори, и выбора у них не было. Теперь выбор был.
"Райль загорится этой идеей."
Рагху бросил взгляд на мать. Если предложение авгура одобрят, Нура наверняка решит разделить своих наследников. Один из них отправится с отрядом — либо сгинет во льдах, либо вернется со славой. Он не мог допустить ни первого, ни второго. Прямо говорить об этом, впрочем, было нельзя. Решения триата не должны быть продиктованы личными мотивами — так его учили.
— Впереди зима, — напомнил Рагху, обращаясь к авгуру, — и не ясно, как долго продлится поход. Почему мы не можем подождать до весны? Быть может, к тому времени ты увидишь больше.
Голос его звучал рвано и сухо. Рагху, чувствуя на своей шкуре чужие взгляды, старался подбирать слова осторожнее, чем обычно.

Отредактировано Рагху (22.05.2018 16:22)

+3

5

Край вечной мерзлоты ----------->

[indent] Вечер важный, если не судьбоносный. Под Языком волновалось разношерстное рыже-бурое море. Смеркалось рано, на золотистой стене Каскада чернели длинные тени - то придавало едва ли не угрожающий вид происходящему. Перешептываются полноправные, время от времени с опаской бросая взгляд вверх, взволнованно выглядывают старейшины, застыли триаты. Вот они, наследники - орлята, сидят на скале, всё примечают. Только детская нетерпеливость да любопытство портит осанку.
[indent] Готард кивнул часовым, тенью прошел вдоль каменного свода. Взгляд пробежал над головами соплеменников. Вот и глава. Кот, поравнявшись с руководителем охотников, сухо доложил:
— К югу от ледника есть дичь. У западного ручья я видел стадо оленей. Их немного, пять, может больше. В основном самки, пара годовалых бычков. Будьте осторожны с охотниками - с ними старый самец, обходите его подальше. - отчеканив это, Готард на секунду остановился. - Я оставил метки в лесу, там есть место для засады.
[indent] Готард взобрался на уступ, по левую лапу Марбаса. Триат не глядя кивнул, показав, что заметил его. Толпу разрезала надвое щуплая угольно-черная фигурка. В животе похолодело, в лапы впились ледяные иглы. Каждый раз при взгляде на провидца кота охватывало неясное благоговение, будто то был дух из Иноземья. Серебристые огни во тьме лишь усиливали сходство.
[indent] Племя замолчало. Собрание началось.
[indent] Столько раз наварх приходил к Совиному древу: устремлялись на него множество пар желтых глаз, и одна - серебристых. Устало пересказывал Лето свой сон, но ничего более невозможно было добиться. Готарду оставалось подбирать свои трактовки, полагаясь лишь на воззрения да ассоциации лишенного чутья. Вскоре он оставил попытки объяснить для себя знаки предков, смиренно ждал, доверившись шестому чувству авгура. Что пытались донести праотцы до земных сыновей? Живя под их взором, Тард был готов исполнить любую волю мертвецов - знать бы какую. Наконец, всё должно проясниться. Кот замер, внимая каждому слову Летоса.
— Говорят, придут странники. С солнечной стороны, чужаки. Так говорят старейшины. — Да, наварх слышал это и раньше. Готард отвергал любую возможность вмешательства иноземцев в дела племени, тем более столь сокровенные. Какое дело чужакам до судьбы Союза? Не бывать тому. - Должны ли мы искать помощи у одиночек? - Ответ был очевиден. Вольный народ Союза не нуждается в помощи южан.
- Мы ждали достаточно. Никто не явился. Мы должны отправиться на север, такова воля предков. Чем дольше мы медлим, тем сложнее будет путь, нужно успеть до первых буранов. — вот то, чего ждал воин. Хоть сейчас, несмотря на тянущую усталость и ватные лапы, он был готов отправиться в глубины мерзлоты. Такова воля предков!
[indent] Готард не слышал ни возмущённого гула, прокатившегося по рядам, ни дальнейшего философствования авгура в попытке их убедить. Его не надо было уговаривать, кот уже мысленно прорывал путь через снега. — Мы должны отправиться на север. - Воин услышал лишь конец монолога.
[indent] Готард был готов подняться и объявить о сборе патруля, но его опередили. Выскочка Рагху - кто вообще давал ему право голоса вперёд старших? Раздраженно показались когти и вновь спрятались в мягких лапах.
[indent] Наследник не трус, наварх знал это как никто. Но почему от его речей так смердит слабоволием? Испугался буранов да вьюг? Или тому виной не лисья осторожность, а вероломство? Кто он вообще, если возражает самому авгуру? Годовалый котёнок, у которого несвоевременно прорезался голос.
— Кто мы такие, что бы перечить воле праотцов? - хрипло пробасил наварх, строго взглянув в голубые глаза юнцу, - Наш долг - следовать их заветам, как жили смилодоны с самого сотворения мира. - голос его отзывался от сводов, прокатываясь по Оскалам. - Во времена Мора предки привели наш народ в земли, что позволили выжить. Пришло время ответить им. Если тогда, придя с просторов озёр и жарких саванн мы не сгинули во льдах, почему это должно произойти сейчас? Или снега не закалили, а наоборот, ослабили вашу волю?! - Готард выгнулся на уступе, исподлобья сверкая желтыми огнями. Вдруг он вскинул голову к авгуру, решительно заявив:
— Я сам поведу отряд на север!
[indent] Если в словах Рагху и была доля правды, а сомнения в речах Лето были не страхом или изменой, а лишь заботой о сохранности соплеменников, то понять это было слишком поздно. В груди уже пылал первобытный огонь, и ничто не могло его сдержать.

+5

6

Начало игры

  Ильдис терпеть не могла осень.
  В этой поре было плохо слишком многое. С каждым днём всё острее чувствовалось подступление тяжёлых дней зимы. Постепенно, но неотвратимо относительное тепло и мягкость в воздухе сменялись жёстким и колючим морозом. Ветра пробирались под мех и когтями резали шкуру, а при вдохе беспощадно царапали горло изнутри. При простых их порывах в воздух взлетали сотни мельчайших кристаллов льда, которые непременно прилетали в морду, куда-нибудь в район вечно слезящихся глаз, поэтому ходить приходилось сощурившись. Небо становилось всё более бедным на краски - синяя бездна и ночные авроры над головой постепенно сменялись непробиваемой белой дымкой буранов. Дичи становилось всё меньше, и ноющее чувство голода уже стало перманентным.
  Впереди была зима - время холода, голода, болезней и вечной борьбы за жизнь, и всё же именно осень была для Ильдис самым тяжёлым временем года. К началу зимы Ильд уже постепенно привыкала к суровым переменам в климате, образе жизни. Привкус смерти на языке становился чем-то повседневным. Осенью же Ильдис приходилось заново учиться терпеть голод, видеть болезни, встречать гибель смилодонов. Осень была резким ударом по хребту, который было очень тяжело выдержать. Но Ильд пока держалась достаточно уверенно. Она чётко знала одну вещь - пока они тут, пока у них есть укрытие, пока воины горой стоят за более слабых - матерей, стариков и молодняк - союз способен выжить. Если держаться за то, что у них есть, то они сохраняют максимальные шансы на то, что все или почти все доживут до весны...
  И вот сейчас Ильдис сидела ближе к центру постепенно собирающейся толпы, съёжившись от противного, пронизывающего насквозь ветра. Собрание Союза было важным мероприятием, на котором она была горда присутствовать. Однако опыт ей подсказывал, что ждать хороших новостей на собраниях с наступлением холодов не приходится, поэтому она была достаточно напряжена.
  Когда в толпе словно из-под земли появился Летос, Ильдис напряглась даже сильнее. Чёрный смилодон молча "плыл" через толпу, разрезая её пополам. Он двигался мягко и бесшумно, с какой-то холодной отчуждённостью в каждом движении, особенно не оглядываясь по сторонам. За ним трусливо семенил волк-травник, затравленно оглядываясь по сторонам, вздыбив загривок. Ильдис, наблюдая эту картину, почувствовала какую-то снисходительную, несколько пренебрежительную жалость к рабу. Вид же авгура внушал Ильдис куда более сложную гамму эмоций. С одной стороны - безоговорочное, вдолбленное воспитанием благоговение, ровно такое, какое должен доставаться каждому авгуру по, казалось, уже почти забытым причинам. А с другой стороны образ Лето казался Ильдис насквозь пронизанным какой-то неясной жутью. От его появления все замирали, таили дыхание, умолкали, и лишь взволнованный шёпот проносился в дальней части резко забеспокоившейся толпы. Казалось, сама жизнь затихала, чтобы не выдать перед чёрным смилодоном своего присутствия. И даже теплилась в душе какая-то странная надежда, что авгур не бросит на тебя своего ледяного, неестественно светлого взгляда, от которого шерсть вставала дыбом и ледяные мурашки медленно пробегались от загривка до основания хвоста, а в сердце начинала трепыхаться паника, как у загнанного зверя. Какая-то странная атмосфера страха всегда окружала этого кота. И, возможно, из-за всеобщего ужаса перед этим обделённым физической силой, но удивительно могущественным смилодоном Ильдис чувствовала то же самое - беспричинный, ледяной страх.
  Летос заговорил, приковав к себе всеобщее внимание. Каждое его слово эхом отражалось скал от притихшего лагеря, разносясь над каждой из голов Союза. Он говорил о чужаках с юга. А затем, сказал то, что потрясло Ильдис до глубины души.
  - ...Мы должны отправиться на север, такова воля предков. Чем дольше мы медлим, тем сложнее будет путь, нужно успеть до первых буранов.
  "То есть как - на север?" - пронеслось в голове Ильдис, которая, как и все, резко подняла опущенный взгляд на авгура. - "Сейчас? Посреди осени? Но это безумие!"
  Такова воля предков? Но ведь этого не может быть! Отправиться на север сейчас значит самовольно отправиться в лапы неминуемой гибели! Сейчас Союз вовсю занимался подготовкой к самому тяжёлому времени из возможных: запасался добычей, травники собирали всё, что могут, чтобы зимой встретиться лицом к лицу с эпидемиями, все старались как можно меньше рисковать, ведь сейчас цена была особенно высока! Отправиться в никуда без какой-либо подготовки? Сумасшествие! Полное безумие! Можно было бы хотя бы дождаться весны! Тогда времени на безопасный переход будет больше, и шанс добраться до... чего бы там не хотели предки живыми был бы намного  выше! Но отправляться в центр ледяной пустыни на зиму глядя - самоубийство. Никто ведь не поддержит авгура? Так ведь?..
  Но стоило молодому наследнику Нуры, юнцу по имени Рагху, блеснуть благоразумием, высказав то, что думала сама Ильдис, нашёлся тот, кто с горячностью поддержал волю предков. И уж от этого кота Ильдис точно не могла ожидать такой поспешности, такого слепого доверия к авгуру. Не к предкам! К авгуру, который лишь трактовал их неясный шёпот.
  "Что? Тард? Что ты творишь? - с удивлением и тревогой думала Ильдис, слушая страстные речи своего друга. Она чувствовала, что он совершает ошибку. Она хотела сказать ему, что он не прав. Хотела доказать ему это, переубедить сию минуту. Но не могла. Не хватало храбрости открыто перечить авгуру.
  Казалось, может ли быть хуже? Может. Готард вызвался самолично вести смилодонов на верную гибель. На последних его словах Ильдис лишь прикрыла глаза, как от удара, и нахмурила брови. Затем, спустя несколько долгих мгновений, открыла глаза и мрачно взглянула на наварха:
  "Тард... Куда же ты втягиваешь себя?.. Что же ты творишь?.. Это же верная смерть..."
  Но ни слова не сорвалось с её уст. Лишь серые глаза выдавали тот холодный мрак, который туманом окутал мысли воительницы Союза.

Отредактировано Ильдис (Сегодня 00:19)

+1


Вы здесь » Пангея » Лагерь » Кремниевый каскад