Пангея

Объявление

Рейтинг: 16+ Система: локационно-эпизодическая Теги: авторский мир, о животных, приключения

Добро пожаловать в далекое прошлое, наш потенциальный игрок или случайный прохожий! Ты попал в суровый климат континента Пангея, где на грани войны обитают доисторические хищники. Из курса географии и истории ты можешь помнить, что был некогда на Земле ледниковый период: продолжительные зимы, короткие оттепели весной и непродолжительные потепления летом. Мы вернули игроков на 2 миллиона лет назад, когда охотники и их жертвы боролись за своё существование зубами и когтями.
Последние обновления
События
Навигация
Погода
Действующие квесты
20.07.18
Все в игру! На форуме появились новые сюжетные квесты, в которых вы обязательно должны принять участие!

А для тех, кто давно мечтал поточить когти о спинку противника, мы начинаем тестирование боевой системы.
Подробности в новостях.


25.06.18
Большое косметическое обновление продолжается! Теперь древо львов полностью заполнено текстовой информацией и мы плавно переходим к большому семейству стаи. Также была отрисована и добавлена схема лагеря прайда Северного предела, а её кусочки появились в обновлённых темах локаций.

Также во флуде стартовало новое событие - ☼ Летнее преображение.


25.05.18
Ищем Гейм-мастера! В отведённой для этого теме вы можете ознакомиться с обязанностями и предложить свою кандидатуру :3

Также мы ищем креативного модератора конкурсов и всей неигровой активности и пиарщика, заинтересованного в развитии проекта.

Мы всё ещё занимаемся нашим Большим косметическим обновлением, ждите новых новостей :3


01.05.18
Дорогие друзья! С огромным удовольствием мы объявляем об открытии нашего проекта! Лёд тронулся, снега растаяли, и в бешеных первобытных ритмах застучали сердца наших игроков.

Мы рады приветствовать новоприбывших, а те, кто уже знакомы с Пангеей, будут приняты с распростёртыми объятиями.

Все Ваши отзывы мы ждём в соответствующей теме.
☼ Летнее преображение стартовало!
Выполняйте простые задания, зарабатывайте баллы и получайте покрас уникального лайнарта специально под вашего персонажа!

Мы всё ещё ищем креативного и активного модератора, готового взять ответственность за проведение интересных ивентов и конкурсов!
Сейчас: середина осени, сезон подготовки к зиме
Зима приближается, ледяными когтями впиваясь в стволы и почву. Листва на деревьях практически полностью исчезла, и первые снега уже накрывают землю. Травоядные животные уходят на всё большие расстояния в поисках пропитания.
В горах пасмурно, всё чаще тучи разрождаются дождём и снегом. В Хвойном лесу до снегопадов ещё есть время, трава постепенно желтеет, а в золотой долине на севере можно наблюдать прекрасный листопад. На просторах вечной мерзлоты постепенно крепчают морозы, ещё немного - и настанет время снежных бурь и гроз.
-
Ждём в игру:
-
-
-
-
-

Иттер
Создатель, куратор Прайда

Азра
Технический администратор

Готард
Сопроводитель, куратор Союза

Ищем!
Гейм-мастера, куратора Стаи

Ищем!
пиарщика

Ищем!
креатора неигровых событий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пангея » Лагерь » Кремниевый каскад


Кремниевый каскад

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://forumfiles.ru/files/0017/7a/0a/90804.pngНад лагерем саблезубов непреступной стеной возвышается скала необъятных размеров. Именно её вершина служит дозорным пунктом, откуда видно мили прилегающих территорий - не замеченным подобраться к оплоту Союза почти невозможно. Множество выступов, и с самого крупного - Языка, как его называют коты, триаты оглашают свою волю. Внизу проходят собрания племени, встречают патрули, да и просто перекидываются парой дружеских слов.

Локации рядом:
Дозорный пункт | Язык ↓

Сейчас в локации:
...

0

2

Начало игры.
- Раб, -  Позвал кот. - Останься. - Громко приказал Летос, чтобы даже тугоухие соплеменники, что сидели рядом, услышали. В большей степени эта реплика относилась именно к ним, а не к Оскари, в котором он был уверен. Волк знал свое место и точно не стал бы зарываться, чего не скажешь о кошках. Милое дело - шпынять и запугивать бесправного. Парадоксально, но его слово ограждало от неприятностей не хуже клыков и когтей.
Свой путь продолжил в одиночестве. Срезал через толпу, отираясь боками о присутствующих. Некоторые отшатывались, сами уступали дорогу, иные, поняв кто их коснулся, старательно плевали через плечо. Здоровались редко.
Летос, авгур Оскалов, гордо и неторопливо выпрямился, сев на небольшом валуне подле скалы. Вначале он вознамерился произнести перед соплеменниками речь, проповедь, которая должна была вдолбить в головы собравшихся, какое зло с собой несет эта ересь, упорное отрицание важности, которую несет в себе послание предков, донести, сколь строгое наказание настигнет тех, кто воспротивится их воле. Однако раздумал, только смотрел на толпу, хмуро сдвинув брови. Что толку языком молоть? Убогим духом было достаточно эффектных предсказаний (бабам о грядущем приплоде, воякам о славных победах), проповедей да легенд. Распотрошенный труп был прост и понятен для восприятия, но когда дело зашло о смутных видениях авгура…
Предки молчали. Один и тот же сон, поднимавший его до рассвета изо дня в день, был скуп на детали. Ледяная пустыня до горизонта, колючий мороз. Ничего. Мертвая белая гладь. Глубокий провал в земной тверди, вкрадчивый голос, что давит на виски и зовет его в бездну.
Что им сказать?
Одинокая фигура кота терялась на фоне скал.
- Говорят, придут странники. С солнечной стороны, чужаки. Так говорят старейшины. - Голос Летоса был ровен, мрачен и сух. - Должны ли мы искать помощи у одиночек? - Черный скупо цедил обрывки фраз, словно и не надеялся убедить в чем-либо племя. Слухи давно пустили корни среди саблезубов. Что им сказать?
- Мы ждали достаточно. Никто не явился. Мы должны отправиться на север, такова воля предков. Чем дольше мы медлим, тем сложнее будет путь, нужно успеть до первых буранов. - Летос понимал, что разочарование племени будет велико, ведь он не сказал им ничего нового.
Нечего говорить.
Убедить смилодонов - почти невозможно. Авгур мельком взглянул на триатов, задержав взгляд на Нуре. Что скрывать, он надеялся на то, что судья примет верное решение.
- В пророчествах надобно видеть то, что абсолютно истинно, ибо это есть доказательство целого. Нельзя называть волю предков фальшью будучи малым смертным, не понимая их слова, ибо не было оно однозначным. Время правду докажет. Мы должны отправиться на север. - Лето умолк, передавая слово триатам.
Он признавал, что в его слова было трудно поверить. Куда проще сказать, что авгур стал совсем плох, обезумел в слепом поклонении перед волей мертвецов.

+4

3

Начало игры

Когда Летос приказал следовать Оскари за ним, то волк обрадовался. Нахождение в яме рабов само по себе очень угнетает, и ему не терпелось размять лапы, согреться в движении. Однако, как только Оски понял, куда саблезубый его ведет, то его хороший настрой постепенно улетучился. Волк чувствовал себя некомфортно здесь - в основной части лагеря, среди других больших кошек. Раб среди глав Союза, среди почитаемых воителей и охотников.  Не смотря на то, что он был здесь с авгуром, он чувствовал себя неуместно - привычка и больной менталитет преданного и бесправного.
Безмолвно повинуясь словам Лето, Оскари сел где-то скраю от кремниевого каскада. Напряженный как растянутая нитка, он сгорбился и пытался быть настолько незаметным, насколько это возможно. Шерсть его стояла дыбом ещё больше обычного. Он быстро обвел взглядом всех, кто собрался сегодня перед скалой, чтобы примерно оценить общее количество саблезубых. Он намеренно старался ни на ком не задерживать свой взгляд, дабы вдруг это не стало ни для кого поводом для стычки. Пусть Лето обычно не давал другим обижать Оскари, за что тот в свою очередь был всегда благодарен. Но, не смотря на то, что слово сероглазого кота здесь уважали, рабу самому всегда нужно было быть осторожным.
В конце концов, волк сосредоточил свой взгляд на авгуре, уже взобравшегося на валун подле скалы. Только теперь, когда Оскари отвлекся от собственных волнений, в его голове посыпались вопросы: "Что будет говорить Летос? Почему меня позвали на этот совет?".
Ответы последовали довольно скоро, когда все саблезубые замолкли. Летос заговорил о пророчестве, об одиночках и о нужде идти на север. Он говорил отрывисто, но спокойно, и искал одобрения в лицах соплеменников и глав союза. Все это был похоже на то, как проповедник в родной Стае говорил о воле провидения. Но одно было по-другому - не все, похоже, верили словам авгура, как безоговорочно верили проповеднику. Оскари это показалось занимательным.
Идти глубже на север в поисках каких-то одиночек, доверившись пророчеству? - сама мысль о больших холодах вечной мерзлоты заставила Оскари невольно вздрогнуть. Он нахмурился. Волк не мог знать, как отреагируют другие жители Союза, и насколько весомым они посчитают слова Летоса. Но он знал, что вся эта затея звучала, как верная погибель для него и для многих других.

Отредактировано Оскари (21.05.2018 22:51)

+3

4

Начало игры

[indent] Нынче в рядах Союза зрело беспокойство. Пока оно лишь мимолетно улавливалось в нервных взглядах, взъерошенных загривках и напряженных телах собравшихся у подножья Языка — Рагху сидел выше остальных, и глаза его все подмечали.
[indent] Он слышал, что несколькими днями ранее в стычке они потеряли одного из своих воинов. Он слышал, что авгур их давно уже видел один и тот же сон, но лишь старейшины знали, какие видения приходят к Летосу. Он был недоволен — более всего прочего прямолинейный Рагху недолюбливал загадки да неопределенные сплетни.
[indent] Звенящее воодушевление против воли волной прокатилось по телу, когда толпа у лап расступилась, давая дорогу черному коту. До этого дня никто не торопился созывать совет. Вскоре они получат на все ответы.
[indent] "Притащил с собой раба?" — вдруг скривился наследник, заметив у края пленного волка, — "Что толку от него на собрании Союза?"
[indent] Воодушевление тут же сменилось тугим раздражением с примесью детской почти обиды. Впервые в своей жизни наследник участвовал в столь судьбоносном для Союза мероприятии, но потаенная радость его сошла на нет, как только смилодон увидел Оскари — словно грязное пятно на белоснежном снегу, раб резко и неуместно выделялся на фоне полноправных. Уловив предостерегающий взгляд матери, Рагху все же проглотил возражения. Не разумно было срывать собрание теперь, когда после долгого молчания авгур наконец решил поведать о воле предков. Лишь вмиг помрачневшие синие глаза выдавали наследника.
[indent] Когда авгур закончил, недовольство уже открыто читалось в застывшей фигуре юного кота. Сомнениями полнились его мысли. Перспектива отравиться в снега, не имея четкой цели, не зная ничего, кроме скупых слов сновидца, казалась ему губительной. Рагху знал — когда-то его предки точно так же держали свой путь в неизведанные земли. Знаки ли вели их триатов или то был лишь здравый смысл? Они бежали от черной хвори, и выбора у них не было. Теперь выбор был.
[indent] "Райль загорится этой идеей."
[indent] Рагху бросил взгляд на мать. Если предложение авгура одобрят, Нура наверняка решит разделить своих наследников. Один из них отправится с отрядом — либо сгинет во льдах, либо вернется со славой. Он не мог допустить ни первого, ни второго. Прямо говорить об этом, впрочем, было нельзя. Решения триата не должны быть продиктованы личными мотивами — так его учили.
— Впереди зима, — напомнил Рагху, обращаясь к авгуру, — и не ясно, как долго продлится поход. Почему мы не можем подождать до весны? Быть может, к тому времени ты увидишь больше.
[indent] Голос его звучал рвано и сухо. Рагху, чувствуя на своей шкуре чужие взгляды, старался подбирать слова осторожнее, чем обычно.

Отредактировано Рагху (06.07.2018 19:18)

+3

5

Край вечной мерзлоты ----------->

[indent] Вечер важный, если не судьбоносный. Под Языком волновалось разношерстное рыже-бурое море. Смеркалось рано, на золотистой стене Каскада чернели длинные тени - то придавало едва ли не угрожающий вид происходящему. Перешептываются полноправные, время от времени с опаской бросая взгляд вверх, взволнованно выглядывают старейшины, застыли триаты. Вот они, наследники - орлята, сидят на скале, всё примечают. Только детская нетерпеливость да любопытство портит осанку.
[indent] Готард кивнул часовым, тенью прошел вдоль каменного свода. Взгляд пробежал над головами соплеменников. Вот и глава. Кот, поравнявшись с руководителем охотников, сухо доложил:
— К югу от ледника есть дичь. У западного ручья я видел стадо оленей. Их немного, пять, может больше. В основном самки, пара годовалых бычков. Будьте осторожны с охотниками - с ними старый самец, обходите его подальше. - отчеканив это, Готард на секунду остановился. - Я оставил метки в лесу, там есть место для засады.
[indent] Готард взобрался на уступ, по левую лапу Марбаса. Триат не глядя кивнул, показав, что заметил его. Толпу разрезала надвое щуплая угольно-черная фигурка. В животе похолодело, в лапы впились ледяные иглы. Каждый раз при взгляде на провидца кота охватывало неясное благоговение, будто то был дух из Иноземья. Серебристые огни во тьме лишь усиливали сходство.
[indent] Племя замолчало. Собрание началось.
[indent] Столько раз наварх приходил к Совиному древу: устремлялись на него множество пар желтых глаз, и одна - серебристых. Устало пересказывал Лето свой сон, но ничего более невозможно было добиться. Готарду оставалось подбирать свои трактовки, полагаясь лишь на воззрения да ассоциации лишенного чутья. Вскоре он оставил попытки объяснить для себя знаки предков, смиренно ждал, доверившись шестому чувству авгура. Что пытались донести праотцы до земных сыновей? Живя под их взором, Тард был готов исполнить любую волю мертвецов - знать бы какую. Наконец, всё должно проясниться. Кот замер, внимая каждому слову Летоса.
— Говорят, придут странники. С солнечной стороны, чужаки. Так говорят старейшины. — Да, наварх слышал это и раньше. Готард отвергал любую возможность вмешательства иноземцев в дела племени, тем более столь сокровенные. Какое дело чужакам до судьбы Союза? Не бывать тому. - Должны ли мы искать помощи у одиночек? - Ответ был очевиден. Вольный народ Союза не нуждается в помощи южан.
- Мы ждали достаточно. Никто не явился. Мы должны отправиться на север, такова воля предков. Чем дольше мы медлим, тем сложнее будет путь, нужно успеть до первых буранов. — вот то, чего ждал воин. Хоть сейчас, несмотря на тянущую усталость и ватные лапы, он был готов отправиться в глубины мерзлоты. Такова воля предков!
[indent] Готард не слышал ни возмущённого гула, прокатившегося по рядам, ни дальнейшего философствования авгура в попытке их убедить. Его не надо было уговаривать, кот уже мысленно прорывал путь через снега. — Мы должны отправиться на север. - Воин услышал лишь конец монолога.
[indent] Готард был готов подняться и объявить о сборе патруля, но его опередили. Выскочка Рагху - кто вообще давал ему право голоса вперёд старших? Раздраженно показались когти и вновь спрятались в мягких лапах.
[indent] Наследник не трус, наварх знал это как никто. Но почему от его речей так смердит слабоволием? Испугался буранов да вьюг? Или тому виной не лисья осторожность, а вероломство? Кто он вообще, если возражает самому авгуру? Годовалый котёнок, у которого несвоевременно прорезался голос.
— Кто мы такие, что бы перечить воле праотцов? - хрипло пробасил наварх, строго взглянув в голубые глаза юнцу, - Наш долг - следовать их заветам, как жили смилодоны с самого сотворения мира. - голос его отзывался от сводов, прокатываясь по Оскалам. - Во времена Мора предки привели наш народ в земли, что позволили выжить. Пришло время ответить им. Если тогда, придя с просторов озёр и жарких саванн мы не сгинули во льдах, почему это должно произойти сейчас? Или снега не закалили, а наоборот, ослабили вашу волю?! - Готард выгнулся на уступе, исподлобья сверкая желтыми огнями. Вдруг он вскинул голову к авгуру, решительно заявив:
— Я сам поведу отряд на север!
[indent] Если в словах Рагху и была доля правды, а сомнения в речах Лето были не страхом или изменой, а лишь заботой о сохранности соплеменников, то понять это было слишком поздно. В груди уже пылал первобытный огонь, и ничто не могло его сдержать.

+5

6

Начало игры

  Ильдис терпеть не могла осень.
  В этой поре было плохо слишком многое. С каждым днём всё острее чувствовалось подступление тяжёлых дней зимы. Постепенно, но неотвратимо относительное тепло и мягкость в воздухе сменялись жёстким и колючим морозом. Ветра пробирались под мех и когтями резали шкуру, а при вдохе беспощадно царапали горло изнутри. При простых их порывах в воздух взлетали сотни мельчайших кристаллов льда, которые непременно прилетали в морду, куда-нибудь в район вечно слезящихся глаз, поэтому ходить приходилось сощурившись. Небо становилось всё более бедным на краски - синяя бездна и ночные авроры над головой постепенно сменялись непробиваемой белой дымкой буранов. Дичи становилось всё меньше, и ноющее чувство голода уже стало перманентным.
  Впереди была зима - время холода, голода, болезней и вечной борьбы за жизнь, и всё же именно осень была для Ильдис самым тяжёлым временем года. К началу зимы Ильд уже постепенно привыкала к суровым переменам в климате, образе жизни. Привкус смерти на языке становился чем-то повседневным. Осенью же Ильдис приходилось заново учиться терпеть голод, видеть болезни, встречать гибель смилодонов. Осень была резким ударом по хребту, который было очень тяжело выдержать. Но Ильд пока держалась достаточно уверенно. Она чётко знала одну вещь - пока они тут, пока у них есть укрытие, пока воины горой стоят за более слабых - матерей, стариков и молодняк - союз способен выжить. Если держаться за то, что у них есть, то они сохраняют максимальные шансы на то, что все или почти все доживут до весны...
  И вот сейчас Ильдис сидела ближе к центру постепенно собирающейся толпы, съёжившись от противного, пронизывающего насквозь ветра. Собрание Союза было важным мероприятием, на котором она была горда присутствовать. Однако опыт ей подсказывал, что ждать хороших новостей на собраниях с наступлением холодов не приходится, поэтому она была достаточно напряжена.
  Когда в толпе словно из-под земли появился Летос, Ильдис напряглась даже сильнее. Чёрный смилодон молча "плыл" через толпу, разрезая её пополам. Он двигался мягко и бесшумно, с какой-то холодной отчуждённостью в каждом движении, особенно не оглядываясь по сторонам. За ним трусливо семенил волк-травник, затравленно оглядываясь по сторонам, вздыбив загривок. Ильдис, наблюдая эту картину, почувствовала какую-то снисходительную, несколько пренебрежительную жалость к рабу. Вид же авгура внушал Ильдис куда более сложную гамму эмоций. С одной стороны - безоговорочное, вдолбленное воспитанием благоговение, ровно такое, какое должен доставаться каждому авгуру по, казалось, уже почти забытым причинам. А с другой стороны образ Лето казался Ильдис насквозь пронизанным какой-то неясной жутью. От его появления все замирали, таили дыхание, умолкали, и лишь взволнованный шёпот проносился в дальней части резко забеспокоившейся толпы. Казалось, сама жизнь затихала, чтобы не выдать перед чёрным смилодоном своего присутствия. И даже теплилась в душе какая-то странная надежда, что авгур не бросит на тебя своего ледяного, неестественно светлого взгляда, от которого шерсть вставала дыбом и ледяные мурашки медленно пробегались от загривка до основания хвоста, а в сердце начинала трепыхаться паника, как у загнанного зверя. Какая-то странная атмосфера страха всегда окружала этого кота. И, возможно, из-за всеобщего ужаса перед этим обделённым физической силой, но удивительно могущественным смилодоном Ильдис чувствовала то же самое - беспричинный, ледяной страх.
  Летос заговорил, приковав к себе всеобщее внимание. Каждое его слово эхом отражалось скал от притихшего лагеря, разносясь над каждой из голов Союза. Он говорил о чужаках с юга. А затем, сказал то, что потрясло Ильдис до глубины души.
  - ...Мы должны отправиться на север, такова воля предков. Чем дольше мы медлим, тем сложнее будет путь, нужно успеть до первых буранов.
  "То есть как - на север?" - пронеслось в голове Ильдис, которая, как и все, резко подняла опущенный взгляд на авгура. - "Сейчас? Посреди осени? Но это безумие!"
  Такова воля предков? Но ведь этого не может быть! Отправиться на север сейчас значит самовольно отправиться в лапы неминуемой гибели! Сейчас Союз вовсю занимался подготовкой к самому тяжёлому времени из возможных: запасался добычей, травники собирали всё, что могут, чтобы зимой встретиться лицом к лицу с эпидемиями, все старались как можно меньше рисковать, ведь сейчас цена была особенно высока! Отправиться в никуда без какой-либо подготовки? Сумасшествие! Полное безумие! Можно было бы хотя бы дождаться весны! Тогда времени на безопасный переход будет больше, и шанс добраться до... чего бы там не хотели предки живыми был бы намного  выше! Но отправляться в центр ледяной пустыни на зиму глядя - самоубийство. Никто ведь не поддержит авгура? Так ведь?..
  Но стоило молодому наследнику Нуры, юнцу по имени Рагху, блеснуть благоразумием, высказав то, что думала сама Ильдис, нашёлся тот, кто с горячностью поддержал волю предков. И уж от этого кота Ильдис точно не могла ожидать такой поспешности, такого слепого доверия к авгуру. Не к предкам! К авгуру, который лишь трактовал их неясный шёпот.
  "Что? Тард? Что ты творишь? - с удивлением и тревогой думала Ильдис, слушая страстные речи своего друга. Она чувствовала, что он совершает ошибку. Она хотела сказать ему, что он не прав. Хотела доказать ему это, переубедить сию минуту. Но не могла. Не хватало храбрости открыто перечить авгуру.
  Казалось, может ли быть хуже? Может. Готард вызвался самолично вести смилодонов на верную гибель. На последних его словах Ильдис лишь прикрыла глаза, как от удара, и нахмурила брови. Затем, спустя несколько долгих мгновений, открыла глаза и мрачно взглянула на наварха:
  "Тард... Куда же ты втягиваешь себя?.. Что же ты творишь?.. Это же верная смерть..."
  Но ни слова не сорвалось с её уст. Лишь серые глаза выдавали тот холодный мрак, который туманом окутал мысли воительницы Союза.

Отредактировано Ильдис (27.05.2018 00:19)

+4

7

Это хищный мир, Оскари. Случается убегать. Иной раз случается догонять. Правда таким, как ты, убегать приходится чаще.“ - Авгур заметил недовольный взгляд наследника, которым тот наградил ссутулившегося волка, и мрачно усмехнулся. Подвижный, как ртуть, травник быстро адаптировался к своему положению и вел себя настолько лояльно, насколько это было возможно в принципе. И все равно вызывал недовольство. Даже приткнувшись у самого края толпы и прикусив язык. Волк сразу это понял и принял, научился выживать в новом мире. И, вероятно, проживет дольше, вопреки большинству. А он, Летос, будет способствовать этому по мере возможностей.
Как легко заметить, его и Рагху отличал опыт и жизненная мудрость. Наследник действовал инстинктивно, руководствуясь простым стремлением к удовлетворению склонностей, Ворон же делал подумав и планово. Но если копнуть поглубже, в основе лежало одно и то же - убежденность в том, что во внимание следует принимать свое благо и удовольствие, а все остальное может провалиться пропадом, коль скоро оно ни в чем не может тому послужить. Поход сулил неприятности, и молодой кот не преминул об этом заявить. Лето повременил с ответом, задумчиво разглядывая наследника, взвешивая, стоит ли тратить время на поучение подростка.
- Всему свое время… Время рождаться и время умирать, время убивать и время врачевать, время искать... И время терять. - Несмотря на мрачный вид авгура, голос его звучал спокойно и размеренно. - Не в силах смертных отсрочить зиму. Роды. Смерть. Все это нельзя “переждать”.
Едва ли ответ Летоса удовлетворит синеглазого наследника. Что ему до предсказаний, знаков? Как и любое пророчество, сон авгура одновременно годился ко всему и ни к чему. А племя абстракции не любило.
Нура и Марбас хранили молчание.
Черный с удивлением обнаружил союзника - с пламенной речью ворвался наварх. Готард один из немногих в Оскалах сохранил веру в мудрость предков. Их взгляды встретились. Желтоглазый мог заметить, как в обычно бесстрастной морде кота проскользнуло что-то хищное. Голодное. Всего на долю секунды, и было вновь погребено под маской хладнокровного и непоколебимого спокойствия.
Во многом для Летоса предстоящий поход был глубоко личным таинством. Именно его манили таинственные голоса. Его одного. Что скрывало чрево провала во льдах? Неопределенность и жажда знания пожирали авгура изнутри. У него не было иллюзий и надежды на легкий путь. И никакого иного выхода, кроме как пойти на полный сумасшедший риск.
Летос расправил костистые плечи и впился взглядом в триатов. Дальнейшее обсуждение не имело смысла без их слова.
"Словно незрячие щупаем землю, и словно без глаз идем ощупью." - Летос вздохнул. Быть может там, во льдах, его дар обретет свою ясность? Эту ли цель преследуют мертвые? Он не знал. Но надежду хранил.

+3

8

Первым на слова Летоса ответил наследник. В словах Рагху прозвучало как раз то, о чем думал Оскари, но не смел сказать. Волк ощутил какое-то странное удовлетворение от того, что кто-то тут мог разделять его мысли. Ему грел душу тот факт, что в этом чужом ему племени был кто-то, кто не внимал слепо словам богов и предков, а думал рационально. Однако авгура, похоже, речь юного саблезубого не впечатлила. Все с тем же непоколебимым спокойствием Летос попытался вразумить сомневающихся.
Оскари поднял взгляд на авгура и прищурился. Летос был, пожалуй, единственным в Союзе, на ком волк в открытую не боялся задержать взгляд. Особенно, в момент, когда он итак был в центре внимания многих. Черная фигура саблезубого вызывал у Оски гремучую смесь различных эмоций. Его молчаливость и загадочность помогала выполнить интересный трюк с умами соплеменников - создавала впечатление того, что авгур знает больше, чем дано знать кому-либо из них. Доказать же обратное просто не представлялось возможности в силу той же замкнутости авгура. Мудрые слова о времени и неизбежности вещей приводили Оскари в необъяснимый трепет. Волк не мог отрицать, что Летос был прав в своих наблюдениях. Также он не позволял себе и в мыслях обвинить его в обмане или какого-либо роде мошенничестве, что касается его видений. Оскари уважал и был благодарен Летосу, он был самое близкое к другу существо, которое травник имел здесь в Союзе. Однако эти его мудрые слова слова были эфемерные, неощутимые, такие же какими были его сны и эти самые предки, которые были причиной этих снов. По крайней мере, для Оскари.
Оски потерялся в собственных размышлениях. Его взгляд был всё ещё устремлен в сторону авгура, но в то же время сквозь него. Он расслабился и на мгновение забыл, где он находятся. Поэтому, когда со внезапной эмоциональной речью вступил наварх, волк невольно вздрогнул и перевел всё свое внимание на говорящего. Готард пытался воодушевить саблезубых, напоминая о подвигах предков. Его голос звучал громко, уверенно и страстно, а свою речь он завершил, глядя на авгура, но явно адресуя свое заявление всем собравшимся в укор - наварх вызвался сам вести отряд на север.
"Как опрометчиво," - Оскари едва сдержался от того, чтобы не усмехнуться. Всегда ранее вызывавший страх и даже какое-то уважение Готард поразил травника своим скорым решением, в то время как даже триаты ещё не успели выразить своего мнения.
Немного осмелев в оживленной всеобщей дискуссии, волк перевел свой взгляд на глав Союза, пытаясь прочитать хоть что-то в их лицах.

Отредактировано Оскари (04.06.2018 21:41)

+1

9

[indent] Триаты хранили молчание. Внутри невольно разгорелась тлеющая надежда на то, что с предложением Летоса поступят именно так, как с ним и следовало поступить, опираясь на здравый смысл, — отложат до лучших времен. Впрочем, когда слово взял Готард, дело вдруг стало совсем гиблым. Мало найдется в Союзе храбрецов, способных перечить прославленному воину. Такая открытая поддержка авгура не оставляла почти никакого пространства для маневра.
[indent] Тяжелый взгляд наварха Рагху выдержал спокойно — недовольство полноправных давно вошло в привычку. Уловили цепкие синие глаза на миг блеснувшие в густом горном тумане когти, и жест этот, мимолетный и неосторожный, отозвался в душе юнца злорадным почти удовлетворением. Он наследник, и он имеет право говорить на общем Совете Союза — в этом Рагху был всецело убежден. Что ему до недовольства старших?
— В канун зимы, теперь, когда стычки на границах случаются все чаще, мы оставим лагерь без наварха и наших лучших воинов? — протянул кот, обращаясь скорее к триатам, нежели к полноправным, сидящим подле скал, — Можно рискнуть отрядом, коли требует того воля предков, но стоит ли ставить под удар весь Союз?
[indent] Одного наварха запросто можно заменить другим — об этом догадывался Рагху, и, без сомнения, знал сам Готард. Но наварх не пойдет в холодные земли один: он заберет с собой сильных воинов, способных выдержать тяготы пути в неизведанные края, и умелых охотников, чьи лапы станут кормить отряд. Он, может быть, заберет с собой одного из них — наследников. Родного и надежного Райля, солнечную воинственную Джаю или даже его самого. Разве Рагху мог позволить этому случиться?
— Мы должны держаться вместе. — значительно тише произнес кот, и хотя слова его относились ко всем членам Союза, в глубине души юнец беспокоился лишь о двух из них, что сидели сейчас на скале рядом с ним, — Это ведь тоже завещали нам предки.
[indent] Внимание переключилось на темношкурого авгура. Недовольные синие глаза встретились с бесцветно-серыми, и Рагху с трудом заставил себя не отводить взгляд. Во всей фигуре Летоса неизменно сквозила загадочная неоднозначность, интригующая и отталкивающая одновременно. Наследник ему не верил. Должен был верить, ведь так его учили с самого детства, но наставления матери вступали в конфликт с собственным рациональным складом ума.
[indent] Сама стезя Лето — сны да предсказания — была слишком эфемерна и далека от юного кота. Как мог он поверить в чужие слова, не подтвержденные никакими реальными, осязаемыми доказательствами? Где заканчивалась воля предков и начиналась воля самого авгура? Своим коротким выступлением он мог отправить основные силы Союза навстречу гибели.
[indent] "Не слишком ли много власти для одного кота?" — сощурился Рагху, проникаясь к Летосу одновременно восхищением и неприязнью.
[indent] Говорить более было не о чем. Покуда триаты не выскажут свой вердикт, оставалось лишь теряться в догадках. Рагху посмотрел на мать — в том, что Нура поддержит авгура, наследник почти не сомневался. Но ведь был ещё Марбас... Юный смилодон очертил взглядом крепко сложенную фигуру огненного кота. Одобрит ли он поход, отпустит ли от себя воинов? Рагху надеялся, что триат не будет так же слепо верить в волю предков, как делал это его наварх.

Отредактировано Рагху (06.07.2018 19:19)

+3

10

[indent] Ещё лет пять назад одно слово "предки" не произносили без надобности, а когда и случалось, то вполголоса, едва ли не шепотом. Перед авгуром благоговели, и каждое слово его было истиной: воля праотцов не может подвергаться сомнению. Эта догма нерушима, как Каскад, что возвышается над Оскалами. Ныне же сия скала накренилась. Готард и сам не заметил, как прямо под его лапами разбежались трещины сомнений.
[indent] От взора авгура волна неестественной дрожи прокатилась вдоль хребта, прочесав против шерсти. Он смотрел черным коршуном, предвкушающим добычу, будто бы и не на самого Готарда, а сквозь желтизну глаз, в самое нутро. И взор этот был страшен. Мгновение - вновь беспристрастность вечной мудрости. Не почудилось ли то?
[indent] Наварх перевел взгляд с посланника душ на мирян. Воодушевления не последовало. Воззванию вняли лишь посеребрённые сединой воины, что с молоком матери впитали верность традициям, да совсем юные котята, грезящие о будущих победах из-под тёплого бока. Лишь немногие одобрительно закивали, на мордах других же пролегли черные тени. В глаза Готарду старались не смотреть, да и сам он знал, что найдёт во взоре этих бесхребетных. Нерешительность да страх за свои нежные шкурки. Когда вера перестала быть мясом насущным, а превратилась в предмет колебаний да опасений? Неужели, настал час, когда послания праотцов стали не оплотом, а поводом разногласий?
[indent] Лишь в одной воительнице он не сомневался ни мгновения. Ильдис. Несмотря ни на юность, ни на родство с предательницей, воля её была крепче кремня, что сейчас держит триатов. А вот и она, в самой глубине разношерстной кучи: Готард переглянулся с кошкой, как с давним другом, все мысли которого уже знаешь наперёд. Как с вечным союзником, с которым не нужно вести никаких переговоров, ведь соглашение достигнуто задолго до его обсуждения.
[indent] В животе пробежал холодок. Глоток ледяной волны, обжегший горло и растекшийся в желудке. Наварх не нашел ни опоры, ни даже согласия - лишь молчаливый укор да ту же смуту в душе. Готард сморгнул, не веря своим глазам.
[indent] "Неужели, и ты с ним? С этой львиной душонкой?.." — кот совершенно не понимал, что случилось. Теперь нерушимая скала не просто была в трещинах - прямо из-под лап сыпался щебень. Чутьё никогда не обманывало - либо ты сам твёрдо стоишь на лапах, либо же непременно однажды полетишь вниз, не найдя плеча. Наварх обойдётся и без поддержки - когда последует указ триатов, то обсуждений не будет.
[indent] Рагху... Самоупоение да заносчивость, что выбил бы из любого воина. От одной мысли, что коли Готард доживёт до седин, то именно он будет выносить ему приговор, становилось премерзко. В старости наварху ещё припомнят все недовольства, без всяких сомнений. В прочем, пока это всего лишь рядовой, непозволительно высоко взобравшийся.
[indent] — Предки мудрее любого из ныне живущих. - проговорил Готард, будто в сотый раз разъясняя непонятливому ученику то, как ставить лапы, - Ни один из хранителей рода смилодонов не желает гибели Союза. И если в обмен на наше выживание, каждый сезон поддерживаемое ими, они требуют от своих сынов отправиться в снега - мы не можем поступить иначе. - наварх чеканил каждое слово, что давалось не без труда из-за рассеченной щеки.
[indent] Слово за триатами. Готард был готов исполнить его, каким бы то ни было, заранее уже предполагая пути к краю аврор.

+4

11

начало игры
Шумиха на скалах никогда не проходит незамеченной. Быть может, если б коты собирались в низине и говорили шёпотом - это был бы единственный вариант. Но с высоты скалы голоса разлетались быстро и громко, особенно тяжело скатываясь с верхов, когда между членами Союза затевался спор. Если кто-то не слышал этого сам, ему, вероятно, передавали, и в итоге большая часть котов в пешем ходе отсюда активненько собиралась как минимум у подножья.
На грузном, пасмурном фоне самым первым подоспевшая голубглазая разглядела Лето: его чёрная шкура хорошо выдавалась на сером небе, когда остальные, особенно - светлый наследник Рагху, и вовсе чуть ли не терялись. С ними же был и Готард, и Ильдис, а Лето никуда не сослал своего блохастого раба. Нет, ни одной блохи она не видела, спрыгивающей с Оскари, но думать иначе не привыкла.
Не удивительно, что коты говорили о зиме. Пронизывающий плотную шкуру котов холодный ветер пробирал их до сердцевин костей, а пасмурное низкое небо изо дня в день давило сильнее и сильнее, напоминая о кануне холодов и прижимая котов ближе к неизвестному. Но кое-что новое и совершенно дикое звучало через слово в их споре - поход на Север... В канун зимы! Серхат настолько удивило это, что кошка легонько приоткрыла пасть: «С какой скалы вы все рухнул!?» На маленькой полосатой мордочке читалось не то, что непонимание, а полноценное негодование, и Серхат не смогла удержаться от слов, которые постаралась высказать так мягко, как было можно в таком шоке:
- В смысле "переждать".., - согласилась кошка с Лето, с которым не соглашаться порою было вообще очень как трудно, - Зима всё равно для всех наступит... «Для кого-то - раньше, для кого-то - не сейчас... Или не для всех...
Но это не звучит.»
Голубые глазки полосатой на мыслях о том, что может нести с собой зима для всех зверей вместе со снегом и стужами, не совсем по-доброжелательному провела взгляд по Оскари - по первому не совсем ожидаемому зверю тут, от присутстви которого на важном разговоре был не более приятно, чем от от наступающей зимы вместе с первым пронизывающим ветерком. Именно этот ветерок и занёс его, но, как была убеждена Серхат, совершенно зря и не к месту: ей очень не нравилось, когда в лагере пахло не сородичами, а родниться с волками она уж точно не планировала в ближайшую жизнь или две.
При всех суждениях об этом разговоре, Серхат меньше всего взвешивала то, стоит ли ей самой подавать голос или нет. Как ни крути, среди всех собравшихся тут она была младшей, но разве это значило, что на её языке ничего не вертелось? Тем более, рядом был Готард, а наглсти вблизи него у голубоглазой и того больше было.
- Рагху же прав.., - продолжила голубоглазая делиться своим очень нужным в этот момент и в это время мнением,- Почему нельзя перезимовать тут, а на север отправиться после последних буранов? «Почему они так любят сложности?.. Если это типа геройство, то как бы... Нет.» Серхат далеко не всегда понимала, почему всевышние силы издеваются над ними, смертными, своими желаниями и предсказаниями, или же, что она тоже допускала, их всех так трактуют. Глядя на Лето, не казалось, будто он не понимает, что говорит.
Голубоглазая обернулась к Готарду, когда тот решил сойтись на том, что не могли предки потребовать от рода неправильного. Чрезмерная набожность Союза, которую полосатая чаще соблюдала из вежливости, чем из-за реальных ощущений целостности с предками и острой необходимости в их помощи по жизни, порою то раздражала молодую кошку, то ставила её в тупик. «Вот-вот нагрянет зима... Чтобы её пережить легче, нужно уйти в снега... Действительно!»
- Ну а как мы тогда выживем, если отправимся в снега в канун зимы? Нас же заметёт... В самом-самом лучшем случае, - уверенным голосом, но без уверенного взгляда поинтересовалась Серхат больше именно у Лето. «Может, они заодно и передали, как именно там нам выжить!? Или ещё что-то полезное?»
Впрочем, голубоглазая заранее догадывалась, что в ответ услышит всё то, что уже тут говорили, только немного другими словами: предки мудрее и знают лучше. Но, видимо, чего-то нужного просто не договаривают, чтобы оставить нам зарядку для мозгов... Серо-бурая обратилась взглядом к Готарду, надежда на понимание которого у кошки была:
- Может, предки имели в виду что-то другое? «Например, НЕ идти на Север? Или идти на Юг?» За сомнение в словах предках и их трактовке Серхат могло достаться и не слабо, причём от самого же Готарда, но разве не лучше, чем всех их заметёт снегом? Впрочем, огребать за эти сомнения Серхат была не готова: выражение мордой полосатой, уверенно стоявшей на прямых лапах, говорило о том, что это она на полном серьёзе. Впрочем, пора было покидать каскад, пока её не переспросили те, кто не расслышал, и сверху не прилетела бы тяжёлая лапа. Мнение её тут всё равно никому интересно не было... А с Готардом разговор ещё только предстоял.
Куда-то в земли Союза

Отредактировано Серхат (02.08.2018 22:37)

+2

12

Для присутствующих на совете
Нура и Марбас, триаты Союза.
Судья Нура- полосатая кремовая кошка, с кудрявой гривой почти белого цвета. Командир Марбас - невысокий коричневый кот со сломанным клыком и шрамом на носу, что придает ему ещё более угрожающий вид.


[indent] С момента, как четыре племени назвали себя Союзом, ни один кот не ставил под сомнения ни обычаи предков, ни, тем более, их послания.  Времена изменились – Черный мор канул в небытие, а собственная шкура, похоже, стала главной заботой. Вот и разошелся Союз на два лагеря. Одни – преданные традициям до мозга костей, были готовы сгинуть в снегах по первому зову авгура. Они не верили - знали, что предки на их стороне. Другие же желали дожить до весны.
[indent] Два силуэта молча наблюдали за происходящим под их лапами. Речь авгура положила начало волне голосов: она, осторожным  ропотом, нарастала и нарастала, басила хриплым голосом наварха, едва различались уже отдельные возгласы,  дошла до предела – и сгинула. Воцарилась тишина, все глаза - на две фигуры на Языке.
[indent] Судья не спешила вмешиваться. Едва заметно ходил из стороны в сторону пушистый хвост, глаза превратились в две голубые щели. Нура разрешила ни один спор на своём веку, но впервые он зашел в священные рамки. Довериться Летосу было правильно, ведь именно так поступал из века в век саблезубый народ.
[indent] - Мы не можем прикрыть лапой послание, данное с Полей Вечности..
[indent] - Но мы можем выбрать более подходящее время для исполнения воли предков. – не дал договорить судье Марбас. Нура смерила его холодным взором – если бы взгляд мог убивать, то сейчас командир рассыпался бы на сотню ледяных осколков. Нур проглотила раздражение, медленно выдохнув. Воздух вышел шумно, едва ли не с шипением, но никто за пределами Языка не услышал бы это.
  [indent] Марбас устал от беспочвенных рассуждений – сколько бы авгур не философствовал, а его наварх не распинался про боевой дух и долг перед предками, командир видел приграничные стычки, которые кончаются смертями молодых бойцов, подступающие бураны, а главное – разумное не желание здоровых, а главное, живых котов утонуть в снегах. Он не отказывался от возможности исследовать земли крайнего севера, но только не в эти лютые дни. Наследник мог увидеть его одобрительный взгляд, а наварху ничего не оставалось, как подчиниться.
[indent] Марбас приглушил тон, нагнувшись:
[indent] - И пока триатом Союза остаюсь я, то планирование походов – мои заботы. – то был угрожающий намёк, и не секрет, кому он предназначался.
[indent] - Летос, мы можем подождать, когда время для путешествия будет менее опасно? Надеюсь, что сможем. – Нура взяла слово, отвернувшись от огненного триата. Она нагнулась, продолжив почти шепотом, - Если Иноземье даст новые знаки, лучше сразу обсудить их со мной.
[indent] Трудно было не заметить, как между лидерами Союза проскользнула трещина. Похоже, Марбас решил припомнить старые разногласия, воспользовавшись тем, что судья не может позволить себе спорить на Совете? Умно.
[indent] - Мы будем ждать новых толкований. А пока – каждый член Союза будет исполнять свои обязанности. – командир встал, показывая, что Совет окончен. Нура переглянулась с Лето - не этого ожидал авгур, верно? И судья тоже.
[indent] На этот раз разум одержал верх над слепой верой, возможно, давая шанс на ещё одну успешную зимовку. Но что сказали бы Сайрус и Белех, увидя это?..

[NIC]Триаты[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/2AytQ.png[/AVA]

+2

13

Совет – не приказание

Послания предков, которые получил авгур Летос, однозначно указывали на наличие какого-то особенного места, куда духи вели всех смилодонов несколько долгих лет. Теперь, когда цель мертвецов ясна, живым необходимо в кратчайшие сроки отыскать её и принять какие-либо меры. Мудрые старейшины подсказали триатам и авгуру, что необходимо искать одиночек, которые явно больше любого смилодона знают об ином мире, в который зовут предки. Однако не все хотят впускать в дела Союза чужаков, что уж говорить о тех, кто и вовсе не верит в предков.
Хоть основу племени и составляет дисциплина, то тут, то там звучат возгласы противников если не веры, то хотя бы бездумного путешествия туда, неизвестно куда, да ещё и в самом начале холодов, пришедших в мерзлоту, как всегда, намного раньше, чем на другие территории.

И вот, послание предков, будоражащее умы смилодонов, стало предметом ожесточенного спора между двумя лагерями: одни готовы отправиться в неведомое с места, другие считают первых безумцами и пытаются воззвать к их разуму просьбой отложить поход до весны. Несмотря на продолжительное обсуждение, если так можно назвать этот беспорядочный обмен мнениями, консенсуса достичь не удалось. Ни красноречие авгура и наварха, ни смелый голос наследника и рядовых не смогли склонить большинство, ибо противники не собирались услышать друг друга, когда всё для себя решили. И тогда взять ситуацию в свои лапы решили триаты.
Конечно, словесная стычка Нуры и Марбаса была замечена не всеми, но внимательные глаза и уши уловили то, что не нуждалось в явном пояснении – когда нет единства в верхах, ждать его в низах также не приходится.
Над лагерем вновь повисло ожидание. Вопрос остался открытым, а смилодонам лучше бы вернуться к своим прямым обязанностям...

0


Вы здесь » Пангея » Лагерь » Кремниевый каскад