Пангея

Объявление

Рейтинг: 16+ Система: локационно-эпизодическая Теги: авторский мир, о животных, приключения

Добро пожаловать в далекое прошлое, наш потенциальный игрок или случайный прохожий! Ты попал в суровый климат континента Пангея, где на грани войны обитают доисторические хищники. Из курса географии и истории ты можешь помнить, что был некогда на Земле ледниковый период: продолжительные зимы, короткие оттепели весной и непродолжительные потепления летом. Мы вернули игроков на 2 миллиона лет назад, когда охотники и их жертвы боролись за своё существование зубами и когтями.
Последние обновления
События
Навигация
Погода
Действующие квесты
19.10.18
ГРЯДЕТ НАШЕСТВИЕ!
Присоединиться!


01.09.18
С началом нового учебного года, дорогие игроки! Теперь мы можем с гордостью сказать, что самое трудное время года - лето, - мы с вами удачно пережили. В будущем нас ждут новые ивенты, бонусы и вкусняшки, а также крупные обновления и, быть может, даже новые племена.
В игре мы чувствует острую нехватку членов львиного прайда, поэтому, если вы задумали нового персонажа или впервые вступаете в игру на нашем форуме, подумайте - не стать ли вам частью высокогорного народа севера?
☼ Летнее преображение стартовало!
Выполняйте простые задания, зарабатывайте баллы и получайте покрас уникального лайнарта специально под вашего персонажа!

Мы всё ещё ищем креативного и активного модератора, готового взять ответственность за проведение интересных ивентов и конкурсов!
Сейчас: середина осени, сезон подготовки к зиме
Зима приближается, ледяными когтями впиваясь в стволы и почву. Листва на деревьях практически полностью исчезла, и первые снега уже накрывают землю. Травоядные животные уходят на всё большие расстояния в поисках пропитания.
В горах пасмурно, всё чаще тучи разрождаются дождём и снегом. В Хвойном лесу до снегопадов ещё есть время, трава постепенно желтеет, а в золотой долине на севере можно наблюдать прекрасный листопад. На просторах вечной мерзлоты постепенно крепчают морозы, ещё немного - и настанет время снежных бурь и гроз.
-
Ждём в игру:
-
-
-
-
-

Иттер
Создатель, куратор Прайда

Азра
Технический администратор

Готард
Сопроводитель, куратор Союза

Эбэ
Гейм-мастер

Ищем!
пиарщика

Ищем!
креатора неигровых событий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пангея » Лагерь » Хранилище пищи


Хранилище пищи

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://forumfiles.ru/files/0017/7a/0a/99788.pngПещера, расположенная ниже остальных по глубине, поэтому даже летом в ней держатся низкие температуры. Львы сносят туда снег, а потом в нем располагают остатки добычи, а так же делают запасы на зиму. Это позволяет прайду безбедно переживать и самые суровые холода, когда вся дичь и носа не высовывает из своего укрытия.

Локации рядом:
Песчаный грот

Сейчас в локации:
Талио (ГМ), Серсея, Лирия

0

2

Для Серсеи и Лирии
Талио, страж прайда. Прекрасный светлошкурый южанин, умело пользующийся своим обаянием.


[indent] Как бы ни бушевали северные ветра в Львиных горах, в пещерах всегда тепло и несколько душно. За те несколько лун, что Талио провёл здесь, он успел по достоинству оценить все блага каменных гротов для северян. Близость же сердцу Северного предела приносила блага ещё и южанам.
[indent] Но не подумайте, что Талио совершенно бескорыстно трудился на благо своей родины (а труд его, несомненно, был крайне ответственен и напряжен) - лишь одно существо на планете заставляло его улыбаться престарелой королеве, её наивной преемнице и орде дозорных, так и норовящих сунуть свой нос в чужую гриву. Его король. Верный слуга был готов положить весь север к его широким лапам - пусть лишь одобрительно кивнёт. Ох, Талио восхищённо вспомнил это движение. Тёмная лоснящаяся грива переливается на приморском солнце, ниспадая почти до песка. Когда же вновь он сможет увидеть это воочию?
[indent] Всё, что происходило за последние несколько дней будто напевало - ещё до первых снежинок, до первых метелей, до первых буранов... Что на несколько лун отсекут всякую надежду покинуть горы. О, как же вовремя ты, старуха, разбила своею головой почти неприступную стену! Что стоит ему, Талио, изящнейшему из внушителей, пригладить шерсть малому львенку, что усадили на престол? Он подарит своему господину, своему приморскому солнцу, весь Северный предел во главе с их наивной матерью. Разве сможет он и дальше отводить глаза? Но что, что если предпочтёт достойнейший хорошенькую горную львицу, диковинный подарок, ему, дарителю? Талио завистливо покосился на юную кошку, что неспешно прошла мимо, покачивая боками и кокетливо щурясь. Конечно же, его благодетель не сможет так поступить.
[indent] Просто ли добраться до ветреной головы, когда на плечах сидит неусыпная стража? И здесь найден выход: пробраться под кожей, по артерии, по крови. Крови, испорченной завистью и честолюбием. Серсея. Она - будет его ходом в самый глубокий грот этих пещер. В переговорные, лазареты, под кров самой матушки прайда. На выделанной шкурке получит Талио любой секрет северян. Достаточно будет кивать ей да соглашаться с мягколапостью сестры.
[indent] Южанин почти урчал, представляя все блага, что будут ждать его впереди. Шершавый язык лениво выскребал сладковатый костный мозг из позвонков услужливо принесённого воздыхательницами тура. Мягкое мясо молодого зверя - лучшее из лакомств - будет его не хватать на рыбной диете Приморья. И всё же чары ловеласа были как нельзя кстати здесь, в окружении работящих дам. За эти несколько лун прекрасный принц даже нагулял мягкие бока на подарках охотниц, что едва ли не соперничали, чей кусочек окажется вкуснее. Работа стража же позволяла почти не вылезать из тёплого гнезда - кто в здравом уме будет прорываться через снежные заносы, когда всё добро перед самым носом? Так что не было ничего удивительного в появившихся щеках и небольшом брюшке, в прочем, похоже, вовсе не отнимающих шарма у похитителя дамских сердец.
[indent] От неспешной трапезы льва отвлекло чудесное обстоятельство: знакомая тень в тоннеле к хранилищу пищи. Талио провёл лапой по морде, смывая следы крови, так непростительно портящие вид. Он вытянулся на нагретом камне, будто бы задремав после обыкновенно сытной трапезы. Лишь уши, подрагивающие от каждого шороха, подсказывали - шпион улавливал каждый вздох возможных заговорщиц.
[NIC]Талио[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/8Sn2P.jpg[/AVA]

+3

3

На пустынном предгорье ветер обретал наибольшую силу, заставляя Серсею то и дело передергивать плечами.  Когда же он перестал хлестать по бокам и задул в морду, львица свела брови к переносице, отчего весь ее вид стал куда мрачнее чем обычно. Мышцы, хорошо нагруженные раннее, сейчас приятно покалывали, отчего возникало ощущение удовлетворенности проделанной работой. Вылазка двух патрульных подходила к концу, хотя день еще даже не перевалил за вторую половину, и Серсея намеревалась наградить Лиру заслуженным отдыхом и возможностью восстановить силы сытной трапезой, о чем та кратко сообщила ученице и вновь погрузилась в молчание.
Привычной тропой они поднялись ко входу в пещеры, преодолев несколько широких выступов, но прежде, чем проскользнуть внутрь, Серс на мгновение замерла. С одной стороны, ветер совсем разбушевался и свирепо завывал среди расщелин, и даже погустевшая к зиме медная шерсть не могла защитить от его цепких лап. С другой - с возвращением в лагерь к ней вновь и вновь возвращались мысли о сестре, которая будто бы затаилась на время, о ее все же шатком положении, об интригующих разговорах, которые оплетали львиное логово как сеть, одну из которых намеревалась раскинуть и сама Серсея.
Приосанившись, она все же вошла внутрь и, сухо обмениваясь приветствиями, выражающимися чаще всего лишь взмахом хвоста, со встречными львами, направилась прямиком к Хранилищу пищи. Гримаса на ее морде невольно так и осталось нахмуренной, отчего никто вокруг не попытался привлечь внимание львицы дольше, чем на полминуты. Серс не ожидала встретить в пещере того, с кем разговор был неизбежен и был лишь вопросом времени. Но хотела ли она увидеть его там?
Талио? — вдруг вырвалось у нее, и неприкрытая нотка удивления проскользнула в голосе. Светлошкурый лев с самого первого дня вызвал в ней смешанные чувства. Южане казались Серсее чужаками, и она относилась к ним с настороженностью, будто опасалась удара в спину. Львица с раздражением отмечала его безделье всякий раз, когда возвращалась из очередного патруля или охоты, грязная и замерзшая, и видела его довольную морду. Но как бы ей не хотелось быть исключением, Талио притягивал ее, как и многих, своим обаянием. Она выросла в тени старшей сестры, которой доставалось все внимание, в том числе и противоположенного пола, пока Серсея оставалась на втором плане и тешила свою завистливую натуру мыслями "что они все нашли в этой лицемерке?".
Возмущение вскипало в ней, когда льва то и дело обступали толпы обожательниц, и все они, такие прелестные и услужливые, казались куда приятнее хмурой и нелюдимой Серс. Желание быть замеченной, выделенной из этого сборища позволяла зависти и эгоизму все сильнее въедаться в душу. И как бы львица не старалась игнорировать это наравне с ревностью, она всякий раз сдавалась. Все неутолимо подводило ее к пропасти, за которой была вероятность нанести вред всему Прайду и себе в том числе.
Лирия, сообщи охотникам о нашей находке, — ее тон, как обычно, не требовал пререканий.
Она ставила себя в уязвимое положение перед юной львицей - Лира отличалась сообразительностью и явно заподозрит, что ее отослали не просто так. Серсею все еще терзали сомнения в отношении истинной сущности южного льва, но вместе с тем патрульная почему-то чувствовала (или хотела чувствовать?), что в нем она найдет поддержку. И выяснить это Серс намеревалась сейчас, без посторонних глаз. В ее планах пока не было посвящать Лиру в политические игры, что и объяснило ее желание остаться с Талио наедине. Она выждала, пока фигура ее ученицы скроется в полумраке тоннеля и оглянулась по сторонам - в пещере они были одни, а до чуткого слуха не долетало ни шороха.
Королева редко появляется на публике, — как бы невзначай начала она, пытаясь не без иронии в голосе направить разговор в нужное ей русло, — быть может, правление обременительно для тех, кто к нему не готов?
Она говорила тихо, боясь быть подслушанной кем-то из ярых сторонников сестры. Надо сказать, место и прям было не самым безопасным для заговорщиков, отчего сердце забилось чаще, как при азартной битве. Или тому виной присутствие Талио?

Отредактировано Серсея (18.08.2018 11:14)

0

4

Для Серсеи и Лирии


[indent]Серсея, да, то была Серсея. Немилая, хмурая сестра юной северной королевы, которая стала хмуриться ещё больше после восхождения Сарутеи на трон. Из всех львиц, что относились к новой правительнице с недоверием и опаской, Серсея была самой... Интересной. Талио мог чего-то не видеть, но щебетание поклонниц доносило до него любопытные истории о противостоянии похожих друг на друга как две капли воды львиц, где одна, несомненно, проиграла.
[indent]А проигрыш - благодатная почва для желания реванша.
[indent]Талио шумно выдохнул. Самки, рвущиеся к власти. Какое... Зрелище.
[indent]Он было прикрыл глаза, и перед ним снова встало наваждение о мощных лапах, вздымающих борозды в песках морского побережья. Да, это, вот это было поступью короля! Скоро. Ах, скоро...
[indent]Талио встал. Его золотистая грива ниспадала до плеч, прочная шкура залоснилась под сокращениями мышц. В полумраке пещеры он выглядел живой драгоценностью - чего у льва было не отнять, так это природной красоты.
- Приветствую тебя, Серсея, - проговорил он так, будто бы мед начал сочиться у него из пасти. О, Талио знал о суровых, но частых взглядах в свою сторону. Да, это был вопрос времени - момент, когда сестра королевы захочет обратить на себя внимание. [indent]Однако этот разговор обещал быть особенным. Талио догадывался о поисках Серсея - она так нуждалась в поддержке. И он, возможно, был готов ее предложить...
[indent]Если Сарутея окажется не столь сговорчива, то ее нелюбимая сестра в миг окажется ценнее, чем любая из местных львиц.
Талио внимательно вслушивался в каждое тихое слово Серсеи, и когда та завершила иронию своей фразы, глаза льва торжествующе заблестели.
- Не готов? Хм... - Талио качнул головой в согласии, - Правление - тяжёлое время для любого. По силам оно лишь самым... Исключительным.
[indent]Лев припал к земле в движении. Он спустился вниз, к Серсее, нависая над ней теплой золотой скалой. В нем не было злобы или напора, но лишь манящее, ожидающее внимание.
- Если бы я не знал о твоём родстве с юной королевой, я бы подумал, что ты не слишком рада достижениям сестры.
[NIC]Талио[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/8Sn2P.jpg[/AVA]

0

5

Талио возвышался над ней, смотрел сверху вниз, от чего всего на мгновение Серсея ощутила себя слабой и беспомощной рядом с ним. Вместе с тем, стараясь не выдать своей неловкой нерешительности, которую было практически невозможно уловить во взгляде, она сделала короткий шаг навстречу и чуть вздернула подбородок. Она уже давно воспитывала в себе привычку выглядеть уверенно, но не всегда замечала, что может переигрывать с этим.
Приветствие она, как и все прочие, встретила лишь коротким кивком. Удача ли, что львы без договоренности встретились здесь, и любопытные уши остались где-то за пределами этой пещеры? Значит, так должно было быть. По крайней мере, так хотелось верить Серсее. И хотя в ней играло природное недоверие ко всему чужому, она прекрасно понимала, что они могли бы оказаться максимально полезны друг другу, получить из сотрудничества определенную выгоду. Но патрульная ни то что не могла влезть в голову Талио и выведать его планы и тайные желания, она-то и свои не могла сформулировать достаточно четко. Зависть и накопившиеся обиды толкали ее на подобные разговоры и поступки, хотелось доказать окружающим, что она больше не тень своей великолепной сестры, сорвать с себя этот ярлык. Но пойти против родной крови ради власти? Серс страшилась этой мысли, как огня, и пока ей удавалось обходить ее стороной.
- Можно ли знать заранее, насколько исключительным окажется тот или иной правитель? - она старалась, чтобы голос не дрожал, говорила размеренно, будто вела повседневный разговор, но кисточка ее хвоста периодически подрагивала то ли от неуверенности в собственных словах, которые давались тяжело, то ли от раздражения. Львица внимательно следила за движениями Талио, разглядывая его статную фигуру с тщательно скрываемым восторгом и интересом. Подобная близость несколько смущала ее, и Серс передернула плечами.
- Родство обязывает радоваться достижениям и огорчаться из-за поражений друг друга, но у нас все пошло по иной дороге, - тихая усмешка, - возможно, нужно дать ей время привыкнуть к новому статусу. Мы все скорбим по Ухуре, и она в том числе. Ее смерть оказалась столь внезапной... - последняя фраза прозвучала в духе "я, конечно, ни на что не намекаю, но все же". В это же мгновение из туннеля послышались торопливые шаги - к ним возвращалась Лира.

+1

6

Горные пороги --->

Обратный путь всегда проходится быстрее. Было что-то удивительное в этой истине. И сегодня Лира в который раз почувствовала это странное облегчение, смешанное с грустью, когда знакомые повороты и холмы вырастают удивительно близко друг к другу.
Возвращаясь в лагерь после долгого патруля, львицы всё также то вели неспешную беседу, то смолкали, позволяя чувствам и мыслям уноситься в облачное небо, и изредка делали остановки, чтобы за рутинными обязанностями отсрочить своё прибытие.
Лира с удовольствием переживала моменты этого дня, складывая из кусочков ярких воспоминаний одной ей видимую картину. Иногда она делилась ими с Серсеей, реже уходила в них так глубоко, что теряла концентрацию и шла, не разбирая дороги и очередной лекции. И только хвост наставницы задавал ей примерное направление. Когда же та в очередной раз внезапно остановилась, Лира с удивлением обвела вокруг взглядом и заметила – они пришли.
Глаза после яркого дневного света быстро перестроились к темноте и наставница повела в сторону хранилища пищи. Сеть пещер их родного дома огромна и их поход за заслуженной наградой не вызвал бы никаких трудностей, даже мог бы быть объединен с докладом об успехах и неудачах, если бы не одно возникшее буквально из ниоткуда препятствие. Лира оглядела его с хвоста до головы и тяжело вздохнула.
Он был высок, золотогрив и мягок шерстью. Его поступь отличалась плавностью, а улыбка – бесконечным теплом. Он знал слова для открытия каждого сердца и был такой ухоженный и лоснящийся, что любая пылинка на его шкуре казалась преступлением.
В общем, это Был Талио. И он был красив до такой степени, что Лира считала это неприличным. А еще её незамутненное гормонами сознание подмечало и то, что другие предпочитали игнорировать – гордыню, льстивость и чуть округлившееся брюшко, в котором исчез не один северный козел. Теперь они были частью обыденности, но, когда Талио только появился на севере, всё перевернулось с лап на голову, в том числе и в её привычном мирке. Новые истории, разговоры, запахи. Он пленял сердца и умы, и многие считали за честь удостоиться его слова и ласкового взгляда. Лира и сама старалась захватить кроху его внимания. Спроси её сейчас «зачем?» – она бы не смогла ответить. Просто так делали все, и она старательно им подражала. Но не оказавшись в числе его любимчиков (куда же львенку соревноваться с чарующими своей грацией львицами?) она также быстро охладела и предпочла не замечать его существования, как не замечала перед глазами собственного носа. Лишь улыбнулась, когда в подслушанном разговоре львов услышала "плевок" в его сторону. С тех пор он стал для неё «Его Блистанием» и «Леженка».
Но сейчас, когда обладатель этих несравненных титулов возвышался над ними, Лира чувствовала, что не осмелится назвать его так даже имея за спиной маленькую армию. Эта взрослая осторожность смутила её тем больше, что он предпочел не заметить её и переключил всё внимание на Серсею. Словно в его мире также не существовало какой-то там Лирии. Это обожгло её нутро чем-то острым, и Лира нахмурившись следила за происходящим, пытаясь предугадать, что же Талио нужно.
«Серсея, нам нужно идти...» – умоляюще посмотрела она на наставницу, предчувствуя, что разговор, который начинается с таких неспешных расшаркиваний, может сильно затянуться. Но, к её несчастью, та также перестала её видеть. Тогда она решила напомнить о себе чуть более явно.
«Серсея...»
«Лирия, сообщи охотникам о нашей находке» – отрезал голос.
Это было неожиданно, но ученица не стала задерживать выполнение такого удачного с её точки зрения приказа. «Видимо, – решила Лира, – Серсея всё же видела её нетерпение и усталость, и решила дать отдохнуть». Благодарно махнув хвостом, она споро покинула их, не произнеся ни слова, и вскоре отошла достаточно, чтобы перестать даже слышать.
Другая на её месте уже выкинула бы эту встречу из головы и, выполнив всё, что велено, отправилась навстречу неожиданной свободе. Но Лиру в произошедшем что-то смущало. Возможно всему виной было положение звёзд на небе или особенное перешептывание ветра, возможно она уловила что-то в запахе пещер или откопала в своей памяти, но вскоре она замерла на половине пути и осознала – от неё избавились!
Едва осознав это, она тотчас же вспомнила все пережитые самой уловки взрослых, которыми те спроваживают неразумных львят погулять или что-то сделать, а сами занимаются чем-нибудь жутко интересным, о чем детям знать не положено. Например, просто отдыхают от них, ведут секретные беседы, скабрезно шутят или даже создают семьи.
«Так он решил подкатить к ней свои лапы?»
Эта версия показалась ей самой страшной, но, после недолгого раздумья, самой реальной.
«И она согласилась? Да не, не может быть!»
Его заинтересованный взгляд, когда он так собственнически оглядывал её наставницу и бархат в голосе говорили в пользу того, что он определенно что-то от неё хотел. «Но ведь Серсея достаточно взрослая львицей, к ней часто обращаются с просьбами о помощи, и, конечно, она может говорить с кем ей угодно… – успокаивала себя Лира. – Но она и Талио?» На это можно было только рычать: взрослые бывают на удивление слепы в вопросах отношений! А значит Серсея нуждалась в защите и помощи, которые видимо только она, Лира, могла бы ей дать.
«А раз Серсея нуждается в ней, то нужно спешить.»
И если только недавно Лира мечтала оказаться как можно дальше от хранилища пищи, то теперь собиралась скорее вернуться и показать этому льву, где зимует мамонт!
Переполненная непрошибаемой уверенностью в своей необходимости и силе, она нашла отдыхающих резчиков и координаторов и выложила собранную информацию так быстро, что окружающие были просто обязаны начать задавать соответствующие вопросы. Но отмахнувшись от робких попыток перебить себя, Лира повторила информацию сама, а потом заставила сделать это и окружающих, дабы никто не мог забыть о сегодняшнем успехе патруля. Убедившись, что теперь все они повязаны этим новым знанием, львица грозно бросила «Не подведите!», развернулась и рысью бросилась назад, оставив позади себя смешки и удивление.
На её счастье, Талио и Серсея еще не покинули хранилища пищи. Не церемонясь с тем, что говорящие заняты, она размашистым шагом подошла к Серсее, словно случайно едва не оттеснив Талио, и доложила:
«Серсея, я рассказала всё охотникам. Они услышали. Теперь мы можем продолжить? Я хочу еще послушать про скрытие следов!»
Голод, красивый внешний вид, отдых – Лира была готова игнорировать их всех в угоду своему замыслу.
И лишь теперь, словно опомнившись и желая сгладить резкость своего появления хорошими манерами, она оглянулась и голосом, полным радости, обратилась ко льву:
«А, кстати, доброго дня, Талио! Давно не видела, чтобы вы ходили!»
Её роста не хватало, чтобы чувствовать себя с ним наравне, но это были его, Талио, проблемы. Для себя она решила, что не будет спускать с него глаз, а ему еще только предстоит понять, что скрывается за её обворожительным оскалом и полными детской непосредственности взглядом, следящим за каждым словом и движением.

+1

7

Для Серсеи и Лирии


[indent]Талио ликовал. Он видел это сомнение, это чувство несправедливости, поселившееся в Серсее, расцветающее теперь здесь, в их коротком разговоре. Он чуть прощупал путь – и поверхность поддалась. Чудесно. Чудесно, великолепно, прекрасно.
Лев чуть наклонил голову в сожалеющем жесте. Внимательное сочувствие поселилось в его светящемся в темноте взгляде. Он смотрел на Серсею, всем своим видом излучая доброжелательность и понимание. Он вслушивался в каждое ее слово.
«Ее смерть оказалась столь…»
«…Своевременной,» - лишний раз сказал себе лев.
- Ужасной, - подвел Талио итог легким кивком головы. Его глаза заблестели, - Не могу представить, как это могло случиться…
В глубине пещерных ходов послышались мягкие шаги. Поток воздуха доносил запахи других членов прайда, и один из них равномерно усиливался. Лирия. Маленькая львица, пришедшая вместе с Серсеей, возвращалась назад.
И у неё был острый язык.
«...Неотесанная северянка! – реагировал он на приветствие ученицы. - Я посмотрю на твое выражение морды, когда тебя силой выдадут замуж за настоящего приморского льва!» Лишь слегка поморщившийся нос выдавал его недовольство.
- О, Лирия, мне тоже радостно тебя видеть, - проговорил Талио с усталым, наигранным дружелюбием, - Полагаю, твое обучение идет полным ходом? Ты не подводишь своего учителя, верно?
Лев уставал от таких своенравных. Они не имели никакого смысла в его миссии, и лишь надоедали своим присутствием. Он избегал их общества, они, в свою очередь, почти не выходили за рамки перешептываний за его спиной. Эти детская непосредственность, наивность, мнимая всезнательность – все это, конечно, так раздражало и так просто было бы изменить…
…Но ему так не хотелось тратить на Лирию и ей подобных время.
Талио вновь обратился к Серсее. Он выжидал, наблюдал за ней, и всем своим видом показывал, что готов продолжить разговор, если та проявит желание поделиться чем-то ещё… Избавившись от лишних ушей.
[NIC]Талио[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/8Sn2P.jpg[/AVA]

0

8

Возвращалась Лира, и Серсее действительно следовало прикусить язык для более подходящего момента. Львица еще не до конца доверяла подростковому энтузиазму своей ученицы, из-за которого она, по мнению Серс, могла ляпнуть что-то ненужное в кругах сверстников или неправильно понять изречения своей наставницы. Так или иначе, патрульная чувствовала, что Лирия тянется к ней и ее мнению насчет дел Прайда, но Серсея напомнила себе, что такие разговоры все же должны вестись с глазу на глаз. Она встретила Лирию кратким кивком, почувствовав при ее появление легкий укол раздражения. Львица осеклась, поймав себя на этой мысли, ведь она сама сказала ученице вернуться и насладиться заслуженным куском свежего мяса, пока то позволяло время года. То ли Талио умел создать вокруг себя такую ауру, при которой хочется как можно дольше продлить мгновения наедине, то ли Серсея слишком увлеклась подбором подходящих слов, и внутреннее недовольство вызвала собственная нерешительность. Она все еще мялась, боясь напрямую заявить о своем главном опасении, и эта возможность ускользнула от нее вместе со звонким голосом, заполнившим пещеру. После бархатистого голоса Талио и неуверенного шепота Серсеи слова Лиры прозвучали как гром среди ясного неба.
- Будем надеяться, что к вечеру Хранилище вновь пополниться свежей дичью, - спокойно произнесла львица, и уголок ее губ дрогнул в натянутой улыбке, - на сегодня мы закончили и со следами, и с боями, но завтра будь готова к полноценной тренировке.
Внутреннее Серс усмехалась. Лирия была самым непосредственным и открытым существом, которое ей только встречать. И ее раскрепощенность буквально на контрасте смотрелась с наигранной уверенностью, которую патрульная пыталась выжать из себя всеми силами.
- И правда, Талио, я сама давно не видела тебя за пределами лагеря, - это прозвучало с ноткой издевки. Двоякое чувство по отношению к златогривому льву, смесь презрения к его лености и самолюбию и понимания, что от него можно получить желаемую помощь, преследовали ее на протяжении многих недель. Она не могла отказаться от них и в эту минуту, потому что в голове так же плотно сидела и мысль о том, что Талио иноземец, чужак, а значит нужно всегда быть настороже. Но бездействие сестры с каждым днем толкало Серс на дальнейшие действия, и поиск единомышленников патрульная начала со льва, для которого в очень короткий срок стали доступны все сплетни Прайда. Не удивительно, ведь не было и минуты, когда вокруг Талио не крутилась стайка болтливых львиц. Через них Серсея и желала узнать об общей ситуации в Прайде, о том, что говорят, как относятся к ней самой и сестре.
- Так что рассветный патруль к Мосту считаю вариантом, который пойдет на пользу безопасности лагеря и твоим мышцам, - львица старалась, чтобы это звучало максимально непринужденно. Обозначив, что тему их разговора нужно отложить до поры до времени, она вновь обернулась к Лире и указала на кучу с мясом.
- Разрешаю выбрать для нас любой понравившийся кусок, но не переусердствуй с размером, - наверное, то было к лучшему. Ночь она проведет наедине со своими мыслями, соберет все доводы и догадки в кучу и точно решит, должна ли она делиться этим с Талио. Серсея не была склонна к преждевременным поступкам, а потому сегодняшнюю ситуацию, при которой она не смогла раскрыть льву все карты, она посчитала предупреждающим знаком. Как знать.

0

9

Заговорщиков выбирать не приходится

Не все после совета остались довольны выбором: кто-то промолчал, боясь выступить в оппозицию, а кто-то и не подозревал, что в будущем может стать таковой. Тем не менее самые разные львы, и очень молодые, и уже повидавшие жизнь, не могли спокойно засыпать ночью, зная, что во главе их теперь неразумное дитя. Талио, шпион с юга, ничем себя не выдавший до сих пор, затеял неладное - устроить заговор и разобщить прайд. Для этого он использует своё обаяние и проницательность. И как удачно, что первой его целью стала сестра новой королевы.
Талио несколько дней подряд наблюдал за привычками Серсеи, чтобы понять, когда он сможет уединиться с ней и поговорить. Ситуацию осложняли обязанности наставника, и меньше всего шпион хотел видеть рядом со своей жертвой эту вездесущую Лирию. И, как на зло, она спустилась с королевской сестрой в хранилище, где их и поджидал лев. Ему пришлось улыбаться и даже переброситься с ученицей парой слов, но единственной своей цели в этот вечер он не достиг. Впрочем, что-то в глазах Серсеи всё-таки дало ему надежду.

0


Вы здесь » Пангея » Лагерь » Хранилище пищи