Пангея

Объявление

Рейтинг: 16+ Система: локационно-эпизодическая Теги: авторский мир, о животных, приключения

Добро пожаловать в далекое прошлое, наш потенциальный игрок или случайный прохожий! Ты попал в суровый климат континента Пангея, где на грани войны обитают доисторические хищники. Из курса географии и истории ты можешь помнить, что был некогда на Земле ледниковый период: продолжительные зимы, короткие оттепели весной и непродолжительные потепления летом. Мы вернули игроков на 2 миллиона лет назад, когда охотники и их жертвы боролись за своё существование зубами и когтями.
Последние обновления
События
Навигация
Погода
Действующие квесты
19.10.18
ГРЯДЕТ НАШЕСТВИЕ!
Присоединиться!


01.09.18
С началом нового учебного года, дорогие игроки! Теперь мы можем с гордостью сказать, что самое трудное время года - лето, - мы с вами удачно пережили. В будущем нас ждут новые ивенты, бонусы и вкусняшки, а также крупные обновления и, быть может, даже новые племена.
В игре мы чувствует острую нехватку членов львиного прайда, поэтому, если вы задумали нового персонажа или впервые вступаете в игру на нашем форуме, подумайте - не стать ли вам частью высокогорного народа севера?
☼ Летнее преображение стартовало!
Выполняйте простые задания, зарабатывайте баллы и получайте покрас уникального лайнарта специально под вашего персонажа!

Мы всё ещё ищем креативного и активного модератора, готового взять ответственность за проведение интересных ивентов и конкурсов!
Сейчас: середина осени, сезон подготовки к зиме
Зима приближается, ледяными когтями впиваясь в стволы и почву. Листва на деревьях практически полностью исчезла, и первые снега уже накрывают землю. Травоядные животные уходят на всё большие расстояния в поисках пропитания.
В горах пасмурно, всё чаще тучи разрождаются дождём и снегом. В Хвойном лесу до снегопадов ещё есть время, трава постепенно желтеет, а в золотой долине на севере можно наблюдать прекрасный листопад. На просторах вечной мерзлоты постепенно крепчают морозы, ещё немного - и настанет время снежных бурь и гроз.
-
Ждём в игру:
-
-
-
-
-

Иттер
Создатель, куратор Прайда

Азра
Технический администратор

Готард
Сопроводитель, куратор Союза

Эбэ
Гейм-мастер

Ищем!
пиарщика

Ищем!
креатора неигровых событий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пангея » ­Нейтральные территории » Древняя пуща


Древняя пуща

Сообщений 21 страница 24 из 24

1

http://forumfiles.ru/files/0017/7a/0a/50247.pngПуща - остаток древнего леса, когда-то произраставшего здесь от самой границы Океана. С приходом льдов и сильных ветров многие деревья обломались и высохли, оставив свои изуродованные тела торчащими из мёрзлой земли. Некоторые животные верят, что пуща зацветёт в тот день, когда вечная мерзлота навсегда растает и наступит весна.

Доступная дичь: лемминги, бизоны, олени, косули

Сейчас в локации: ...

0

21

Для Тодора


Рыжий кот вышел на поляну и втянул нити тумана глубоко в себя. Он выглядел грозно, всё его тело было покрыто уродливыми шрамами, а взгляд, полный азарта и ярости, заставлял подняться шерсть дыбом. Всем своим видом он показывал, что выслеживает особую, очень ценную добычу. И в этот день жертвой Роара была его собственная дочь. Как бы тщательно Ката не пыталась замести следы, он находил её и с каждым разом подходил всё ближе. Ничто, даже какой-то чужой кошачий запах, ушедший в сторону от дочери, не мог отвлечь его на себя.
Тодор видел всё это как сквозь дымку, хотя знал, что его тело в этот момент ожидало маму в совсем другом месте. Каждый волосок на его спине выпрямился от страха, лапы, которых он не видел, тряслись и подкашивались. Невообразимый страх и ужас наполнил всё его существо, а убежать, скрыться, спрятаться не было ни возможности, ни... Желания. Он хотел досмотреть до конца.
Как только Тодор нашёл в себе силы остаться, сон растаял, и настоящее вытащило его из кошмара резким рывком. Вокруг было тихо и спокойно, но сердце котёнка билось с небывалой быстротой.
[NIC]Окружение[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0017/7a/0a/30545.png[/AVA]

0

22

<--- Травяные холмы
[indent]
[indent] Под влиянием болезни, от особенной усталости или по задумке духов Тодору так и не удалось полноценно выспаться. В тревоге, не отпускавшей его даже во сне, котёнок ворочался, выметал из-под себя листья подстилки и всё норовил провалиться в бред. Ему приснился кошмар, в котором эхом прошедшего колыхнулись все чувства и сомнения, терзающие юного смилодона; ему снилось самое родное существо на свете — мама, — и это существо было в опасности. Тодор наблюдал за развитием событий со стороны, был так увлечён, что порывался было вмешаться, но... не мог сделать ни шагу. Пылкое сердце зря рвалось из груди малыша, ибо его благородные помыслы жестоко отсекались отрешённостью, которая, казалось, дана изначально, чтобы ещё сильнее повергнуть беднягу в отчаяние.
[indent] Большой клыкастый кот в этот раз не представлялся Тодору спасением — внушал вместо доверия страх. Неровные шрамы, горящий взгляд, приоткрытая пасть, из которой вырывалось тяжёлое дыхание — всё прямо указывало на то, что рыжий охотится, но какой-то безумный огонёк в глазах выдавал в нём если не безумца, то явно чересчур жестокого, опьянённого жаждой крови хищника. Хотя ужас малыш испытывал больше от того, что чувствовал с этим злым, увлечённым расправой охотником какую-то связь. Он был ему совершенно незнаком, но в движениях, мелких жестах, частично во внешних чертах угадывалось что-то родное. Быть может, Тод просто увидел сходство в нём и скрывшейся чуть впереди Катой, но причину робкого неясного чувства он определить не смог — сглотнул лишь нервно ком, подступивший к горлу, вздыбил шерсть по всей спине да подался безуспешно вперёд и понял: он должен следить до конца, иначе ничего не встанет на свои места.
[indent] Исполнившись уверенности, Тодор вдруг потерял связь с искусственной реальностью и резко распахнул глаза, даже не осознав переход. Дыхание сбилось ещё во сне, а тело мелко дрожало не от холода, но от противного страха, что пробирался легко и неприятно вдоль позвоночника. Котёнок лежал на боку и невидящим взором смотрел вперёд, на мёртвые листья, устилавшие холодную почву, на кривые сухие стволы древних деревьев. Тишина вокруг казалась угнетающей, но в то же время она помогла клыкастому понять, что ничего уже не случится и что он снова один на один с собой. «Знаю эти места». Тодор в Древней пуще. Свинец в мышцах постепенно сменился на быстрый поток крови, но Тод всё ещё не чувствовал в себе силы подняться. Его прижимали к земле не только остатки кошмара, но и навалившиеся с новой силой эмоции, с которыми кот засыпал. Тодор поморщился, чуть не захныкал и заставил себя перевернуться на живот. Давившие несколько часов назад отчаяние и тоска теперь вызывали в нём злость и побуждали к какому-то действию. Гнев — он поглощает всё и подчас положительно чистит сознание, концентрируя все силы на чём-то одном. Тодор поборол страх, отложил до лучших времён желание сдаться и с трудом встал на дрожащие лапы. Он бы выругался, но не умел и потому лишь смерил тяжёлым взглядом бревно, рядом с которым приходил в себя, да негромко зарычал, почти по-взрослому, однако зашёлся в кашле и покачал головой, усевшись на примятую листву.
[indent] — Что же это такое было... Мама в беде. Надо помочь ей, но... я не знаю, где её искать. И кто этот, — котёнка передёрнуло, зрачки расширились от страшного воспоминания, — этот зверь? Он же... да он же за мамой бежал!
[indent] Юнец встрепенулся, вскочил на лапы, сделал было движение, но замер. «Бежать? Куда бежать? Это в конце концов просто сон».
[indent] — Да, просто сон, — задумчиво повторил Тодор и снова опустился на листья. — Плохой сон.
[indent] Яркие впечатления притупились, и в Тоде заговорил ослабленный организм. Живот свело от голода; смилодон прижал уши, без всякого удовольствия переживая терпимый, но весьма неприятный спазм. Как никогда стало ясно, что попыткам найти съестное следует стать первостепенной задачей, иначе Тодор никогда не раскроет тайну кошек из сна. Детское любопытство быстро пришло на смену спасительной вспышке злости и так подстегнуло котёнка продолжать искать неизвестность, что Тод даже с радостью принял мысль о необходимости выжить и для начала поискать еду. Облизнув горячий сухой нос, клыкастый осмотрелся и наконец покинул временный приют под бревном, попутно принюхиваясь и всматриваясь то в голые кроны ветвистых древ, то в самые их корни, торчавшие над землёй. Не мелькнёт ли где длинный хвост мелкого грызуна, не спорхнёт ли на землю птица, не пробежит ли по сухой листве с характерным шорохом иной небольшой зверёк? Или не подскажет ли ветер, не принесёт откуда-то запаха, перед которым не сможет устоять голодный хищник?

Отредактировано Тодор (13.11.2018 10:50)

0

23

Результат броска:

Результат броска: 11 – удача с осложнением

Для Тодора


Чутьё не обманывало Тодора - стоило ему бросить взгляд на север, как туда приземлилась небольшая птица с подбитым крылом. Было видно, как она страдает и боится попасться - голова её вертелась на конце шее с удивительной скоростью. Похоже, кто-то уже пытался поймать её, но у него это не получилось. Что ж, пришло время Тодора проявить ловкость и прыть.
Котёнку пришлось потратить много сил, прежде чем он придавил пташку к земле и сломал её тонкую шейку. Она была очень упитана, и куча невкусных перьев сполна компенсировала вкусная жировая прослойка. Хоть Тодор и утомился от охоты, ему не терпелось возобновить поиски своих родных. Кем был тот кот, что преследовал маму? Найдёт ли он его в племени? Кажется, нужно идти туда, откуда веет холодом - обратно в страшный уродливый лес.
[NIC]Добыча[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0017/7a/0a/52674.png[/AVA]

0

24

[indent] Долго идти не пришлось. Тодор смотрел в сторону, уверенный, что если даже кто-то встретится ему, то встретится по направлению взгляда и, уж конечно, не заметит самоучку-охотника, что так упорно наваливался на передние лапы вместо равномерного распределения веса при движении. Лишь листва приглушала шаги — она сделала их неслышными для встревоженной раненой птицы, что опустилась на землю, будучи не в силах продолжать полёт. Тод обернулся на шорох и замер, чуть приоткрыв пасть. Заложенный нос не дал смилодону учуять птицу раньше, поэтому котёнок был удивлён её появлением и даже простоял, выпрямившись, дольше положенного времени. Но клыкастый вскоре собрался и сфокусировал бегающий взгляд на обеспокоенном зверьке, припал к земле и, недолго понаблюдав, начал медленное неуклюжее движение вперёд. Впрочем, едва ли можно назвать Тодора умелым охотником: он то чересчур поднимал зад, то опускал морду так, что касался клыками земли, то неудачно ступал и, пошатнувшись, шуршал сухими листьями. Всё это привело к тому, что на расстоянии каких-то тридцати шагов тревожно озирающаяся птица заметила хищника, встрепенулась и с каким-то непонятным звуком, в котором Тод расслышал разом страх, отчаяние и злость, взмыла невысоко в воздух. Котёнок прыгнул и помчался к ней, проникнувшись азартом, а цель охоты, превозмогая боль, всё била крыльями о воздух, теряла перья, однако неизбежно опускалась на землю из-за подбитого крыла, тотчас же отталкивалась и снова норовила оставить клыкастого далеко за спиной. Но Тодор не сдавался. Он, не надеясь уже на свою скрытность, просто скакал вперёд, подбирался как можно ближе и, на миг задерживаясь, тоже подпрыгивал, щёлкал зубами у самого хвоста обречённой, но, не поймав, приземлялся на лапы, исполнялся ещё большим желанием добиться своего и продолжал погоню.
[indent] В самом деле не зря смилодонов считают самыми дикими из охотников: у многих чуть ли не отключается разум (со стороны наверняка так и выглядит), бесстрашным зверем движет желание убивать или же ему просто тяжело остановиться, когда заточённая внутри ярость вырывается на свободу. Взрослые добытчики Союза поддаются аффекту, но не обошло это состояние и вроде бы мирного, не знавшего всей жестокости жизни котёнка-изгнанника. Тодор не мог и не хотел понимать, что он сейчас делает и зачем, он просто гнался за птицей, не переводя дыхания, поддерживаемый игривой злостью, увлечением. Это было соревнование с раненой добычей на выносливость, но на кону стояла жизнь: либо погибнет от зубов кота птица, либо умрёт от голода или бессилия смилодон, не выдержав экзамен на стойкость. Пищевая цепочка, естественный отбор... Никому из них не было дела до этого; они просто хотели жить.
[indent] Впрочем, рано или поздно эти догонялки должны были закончиться. Птицу подвели боль, напряжение и страх, ей в спину дышала смерть в лице прирождённого убийцы, кота, чьи челюсти способны сломать её кости — и пернатая сдавалась, замедлялась, поднималась от земли реже и ниже; а Тодора подстёгивало всё от мучительного голода до аппетитного вида загнанной дичи, и он не оставлял попыток поймать её зубами, лапами, сбить на землю окончательно, прижать, заставить перестать дёргаться... Он сделал это, очень удачно прыгнув на птицу, когда та промедлила с попыткой взлететь. Сначала Тод не поверил своей удаче, но с силой навалился на крылатую жертву, зарычал не своим, искажённым ожесточением голосом, почти на ощупь вцепился в мягкое пернатое тело, досадуя на неудобные для такой работы клыки, и вдавил птицу в землю лапами. Когти впились в кожу, под самое основание перьев, вошли глубже, ослепляя  вспышками точечной боли, зубы на миг разжались, но лишь чтобы перехватить беднягу поудобнее и пережать её тонкую шею. Птица тщетно мешала охотнику здоровым крылом, напрасно старалась вывернуться, безуспешно делала попытки попасть по нему клювом, но всё же не замирала в лапах смерти, не сдавалась на милость победителю, а боролась до последнего. И вдумчивый Тодор, возможно, зауважал бы её силу духа, ибо не знал, что именно движет всяким животным в экстремальной ситуации, но и сам был чересчур увлечён происходящим, настолько, что ему некогда было думать и анализировать: весь разум был обращён к телу, раздавал приказы, опираясь на ощущения хищника.
[indent] Едва ли Тод вспомнит, как разозлился на птицу за то, что она мешает ему, как неистово сжал зубы, без умысла сломав своей жертве шею, как держал, душил парализованное тело до последнего, пока оно окончательно не обмякло в его пасти. Зато наверняка вспомнит, как долго лежал под одним из корявых деревьев Древней пущи, терпеливо, настойчиво и с наслаждением выдёргивая перья и пух, как давился собственной слюной от голода и предвкушения, как рад был чувствовать вкусную тёплую кровь на языке, как приятен был ему хруст мелких косточек и крепких, иной раз не рвущихся с первого раза сухожилий... Малыш остался доволен собой, когда покончил с перекусом, умыл кровавые лапы и морду и подумал было полежать в этих перьях, что разбросаны были вокруг, подольше, но вспомнил, что перед ним стоит важная цель — найти сородичей, которые то и дело снятся ему.
[indent] — Да... надо бы. Но куда именно? — Котёнок окинул взглядом местность вокруг. — Не туда, откуда пришёл. Но если дальше вперёд... Там холодно, я это чувствую, но на той дороге мне приснился другой сон, и, — голос размышлявшего вслух Тодора вдруг дрогнул, — и ты не прав, папа. Это не «просто сны». И они не «никому не нужные». Они нужны мне, слышишь? — Тод даже повысил голос, мяукнул куда-то в пустоту впереди, между деревьями, как будто там и правда стоял его отец. — Или, может, просто [сны]... Но нет, я не верю в это. — «Не хочу верить».
[indent] Поверив в бессмысленность своих загадочных сновидений, Тодор потерял бы цель в жизни, потерял бы всякую мотивацию идти дальше. Внутренне опасаясь этого губительного отчаяния, котёнок погнал мысли о Рихарте прочь и сделал вид, что твёрдо решил идти на север. Сначала к тому месту, где ночевал, потом — как можно дальше от него спиной к холмам. Обнюхав место расправы над птицей и кинув последний взгляд на безучастный лес впереди, Тодор стал пытаться отыскать свои следы, свой запах, дабы по нему выйти к ночлегу. Следопыт из него пока плохой, но надо же когда-то учиться?

0


Вы здесь » Пангея » ­Нейтральные территории » Древняя пуща