Пангея

Объявление

Рейтинг: 16+ Система: локационно-эпизодическая Теги: авторский мир, о животных, приключения

Добро пожаловать в далекое прошлое, наш потенциальный игрок или случайный прохожий! Ты попал в суровый климат континента Пангея, где на грани войны обитают доисторические хищники. Из курса географии и истории ты можешь помнить, что был некогда на Земле ледниковый период: продолжительные зимы, короткие оттепели весной и непродолжительные потепления летом. Мы вернули игроков на 2 миллиона лет назад, когда охотники и их жертвы боролись за своё существование зубами и когтями.
Последние обновления
События
Навигация
Погода
Действующие квесты
01.09.18
С началом нового учебного года, дорогие игроки! Теперь мы можем с гордостью сказать, что самое трудное время года - лето, - мы с вами удачно пережили. В будущем нас ждут новые ивенты, бонусы и вкусняшки, а также крупные обновления и, быть может, даже новые племена.
В игре мы чувствует острую нехватку членов львиного прайда, поэтому, если вы задумали нового персонажа или впервые вступаете в игру на нашем форуме, подумайте - не стать ли вам частью высокогорного народа севера?
☼ Летнее преображение стартовало!
Выполняйте простые задания, зарабатывайте баллы и получайте покрас уникального лайнарта специально под вашего персонажа!

Мы всё ещё ищем креативного и активного модератора, готового взять ответственность за проведение интересных ивентов и конкурсов!
Сейчас: середина осени, сезон подготовки к зиме
Зима приближается, ледяными когтями впиваясь в стволы и почву. Листва на деревьях практически полностью исчезла, и первые снега уже накрывают землю. Травоядные животные уходят на всё большие расстояния в поисках пропитания.
В горах пасмурно, всё чаще тучи разрождаются дождём и снегом. В Хвойном лесу до снегопадов ещё есть время, трава постепенно желтеет, а в золотой долине на севере можно наблюдать прекрасный листопад. На просторах вечной мерзлоты постепенно крепчают морозы, ещё немного - и настанет время снежных бурь и гроз.
-
Ждём в игру:
-
-
-
-
-

Иттер
Создатель, куратор Прайда

Азра
Технический администратор

Готард
Сопроводитель, куратор Союза

Эбэ
Гейм-мастер

Ищем!
пиарщика

Ищем!
креатора неигровых событий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пангея » Прошлое и настоящее » Мы не последние и не первые


Мы не последние и не первые

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Место
Логово пастров

Время
Первый день, после пропажи пастр-самки

Погода
Пасмурно и хмурно, то и дело вдалеке слышны громовые раскаты - вскоре может начаться гроза.

Сюжет: Эруина пропала, теперь в этом нет никаких сомнений. Стая и ее предводители в замешательстве. Карьяла пришла к логову пастра, чтобы как-то поддержать друга.
Персонажи: Раилаг (6,5 лет), Карьяла (3,5 года)

0

2

Шум в голове. Слова, звучащие одновременно. Многоголосье мыслей.
Раилаг предпочитал слушать этот шум, не распутывая его. Иначе бурный поток слов захлестнёт с головой. Поток идей, страхов, предположений, выводов, подозрений – он всесилен. Он масштабен. Не затихал, не останавливался ни на секунду.
[indent]
Волк молчал какое-то время, смотря перед собой. На свои длинные лапы, на пыль, каменья, жухлые листья. Взгляд блуждал бесцельно, не зная, что ищет, не видя то, что видит в самом деле. Да, ему казалось, будто видел верхушку скалы, и себя там, на ней, а вокруг – жуткий ливень. Непроницаемые стены воды топят мир, чёрная пучина крадёт его, ест.  Эта бездна есть страх.
[indent]
Не впервые Раилаг прибегает к ассоциациям, чтобы обходиться без слов. Слова пугают конкретикой. Слова однозначны. Сложно признаться себе, в каком ужасе пребываешь, ведь так? Поэтому пусть лучше дождь. Дождь может пройти так же внезапно, как начался. С дождём ничего не нужно делать. В отличие от страха. В отличие от страха у волка, который должен вести стаю за собой и подавать пример. Уверенность, точность, хладнокровие, всё, чего ждут от пастр-самца, исчезает в чужеродной пучине, так что он сам перестаёт понимать, каков на самом деле. Такого ещё никогда не случалось. А у него спрашивали, сильно ли он привязан к Эруине. Не-раз-рыв-но. 
[indent]
"Но ведь ещё ничего не предрешено. Можно разыскать. Нужно быть сильным, – просачиваются ниточки слов. – Нужно держать себя в лапах".
[indent]
Неужели это действительно хоть раз кому-то помогло? Волк тряхнул головой, сбивая все мысли обратно, в неразборчивый клубок, и поднялся. Потоптался у входа в логово, с трудом вспоминая, где находится, вскользь осмотрел двух волков, сидящих неподалёку, словно выжидающих что-то. Не хотелось вспоминать про их существование.
[indent]
Поднял голову. Над лесом сгущались тучи. Сверкали молнии вдалеке, раскрашивая верхушки деревьев бледным светом. Лениво катились остатки грома, отдаваясь в груди лёгкой дрожью. Ничего не бывает просто так.
[indent]
Слушайте! – неожиданно и для себя выкрикнул волк, раздражённый громовыми раскатами. Голос получился таким сухим, резким, что Раилаг даже сам его постеснялся, поспешив повторить чуть помягче: – Слушайте. Кто-нибудь может объяснить, как это вышло? Это самый незаметный член нашей семьи? Или у следопытов нет нюха, чтобы не взять её след? Может быть, она приходит в лес раз в луну, спускаясь с небес? Да, я понимаю и принимаю свою часть ответственности за случившееся, но теперь и вы дайте отчёт.
[indent]
Мысли обросли шипами. Пока они пробирались из мозга к глотке, чтобы превратиться в слова, расцарапали всё нутро.
[indent]
Что или кто на это способно? Волки Хвойного леса, я хочу, чтобы вы понимали: исчез солидный кусок каждого из вас. И только время ответит, смертельно ли это ранение, или мы сможем его залечить. Есть, что сказать?
[indent]
Он смотрел в упор на волков и ясно видел, что, пусть даже им есть что сказать, они сделают это в другой раз.
[indent]
"Наверное, отвратительно выгляжу".
[indent]
Тогда не приходите сюда без новостей. Уходите. Скоро пойдёт дождь, он размоет следы. Запахи исчезнут. Времени мало. Я... неубедительно говорю, что вы тут стоите? 
[indent]
Шум.
Многоголосье.
"А где ты был сам?" – шуршали мысли. "Почему бы тебе не поискать?" – лепетали голоса. "Мало делаешь, Раилаг", – смеялись они. Мало.
[indent]
В следующий раз, когда Раилаг пришёл в себя, кругом никого не было. Он понял только, что сидел всё это время и смотрел в землю, как прежде, захлёстываемый бурными потоками страха. Остаться в одиночестве. Без поддержки. Дети? Ещё малы. Им ещё нужна мать. И стае тоже.
[indent]
Небо свисало грязными клочьями. Лес шумел о своём. Древние деревья были безучастны. Земля молчала, в нетерпении ожидая дождя. Было тихо-тихо – как обычно бывает перед грозой.

Отредактировано Раилаг (22.07.2018 14:33)

+3

3

Карьяла находилась в приподнятом настроении. Когда по лагерю распространились слухи о том, что Эруина бесследно пропала, волчица невольно ощутила ликование. Белокушрая супруга Раилага никогда ей не нравилась, и Кари было довольно сложно разобраться в тех переживаниях, которые она вызывала. Не нравилась ли ей Эруина, как личность, или не нравилось ли то, что она нравилась Раилагу?
Эруина, безусловно, вызывала жгучую зависть в душе юной охотницы. Мало того, что она сумела завоевать сердце волка, который сводил с ума саму Карьялу, так она еще была потрясающей во всех отношениях. Красивая и независимая - от нее веяло какой-то внутренней силой, которую нельзя было сломить или игнорировать. С ней вынуждены были считаться все, кто ее знал. И, тем не менее, она не была напористой, просто очень убедительной. И самое ужасное - кажется, она понимала чувства Карьялы. Понимала, и ничего не делала. Она не пыталась как-то ей угрожать, или просить Раилага не общаться с ней. То есть, она даже не считала Карьялу соперницей! Это бесило и выводило из себя. Слишком часто Кари чувствовала свою неполноценность на фоне другой волчицы.
“Легко ли быть такой прекрасной, когда у тебя все есть”, злобно думала охотница. “Когда у твой супруг от тебя без ума, когда ты получаешь лучшие куски пищи, когда вся стая помогает с воспитанием твоих волчат, и слушаются тебя беспрекословно”.
А теперь Эруина пропала. Не это ли Карьяла видела в своих самых смелых сновидениях о лучшей жизни? Теперь-то вся жизнь Кари изменится!
Она все пыталась поговорить с Раилагом, но он был слишком занят - то беседовал с кем, то отдавал указания. Карьяла тоже усердно изображала суетливость. Ей всегда тяжело давалось вранье, но, благо, никто не обращал на молодую охотницу абсолютно никакого внимания.
Наконец, после большого и шумного собрания, наполненного всеобщими страхом и скорбью, Раилаг остался один. Волки еще не скоро разошлись, то и дело переговариваясь, в страхе и с опаской поглядывая на своего пастра. Карьяла стояла позади всех, у края поляны, чтобы не привлекать лишнего внимания, и выждала еще немного времени прежде, чем приблизиться. Она шла, предвкушая следующие мгновения. Она утешит его, успокоит, поддержит в трудную минуту, и Раилаг наконец поймет, насколько она ценна для него!
Пастр сидел недалеко от входа в логово, сгорбившись. Невидящий взгляд втупился в клочок земли у его лап, янтарно-красные глаза будто бы остекленели. Карьяла замерла, сраженная наповал таким зрелищем. Она никогда не видела Раилага таким. Какие бы трудности не преследовали стаю, пастр всегда улыбался всем своей мягкой и приятной улыбкой, и весь он излучал внутреннюю уверенную силу - мягкую, понимающую. Сейчас перед Карьялой находился в разы постаревший, несчастный волк.
Сердце волчицы ухнуло куда-то в желудок, сжавшись там в неприятный и липкий комок страха. До того, как волчица сообразила, что делает, она стремительно преодолела расстояние в несколько шагов, разделяющее их, и прижалась к темному боку самца, положив голову ему на загривок и крепко зажмурившись, будто бы пыталась впитать его боль. Не смотря на то, что они общались довольно часто, и Раилаг хорошо относился к Кари (по крайней мере, ей так казалось), серошкурая никогда не позволяла себе такой фамильярности. В глубине души она мечтала о том моменте, когда сумеет наконец зарыться носом в теплую шерсть на шее Раилага, но сейчас это импульсивное действие было продиктовано не собственными желаниями. Карьяла хотела показать ему, что он не один, что есть еще не безразличные существа в этом мире. Ей хотелось передать тепло и нежность, которую она чувствовала, чтобы это помогло пастру существовать дальше.
Спустя какое-то мгновение, до Карьялы дошло, что она делает, и она в смущении отшатнулась, потупив взгляд.
“Пропади пропадом, Эруина, без тебя еще хуже, чем с тобой!”
- Я… Я просто хотела сказать… - выдохнула Карьяла чуть опустив голову, чтобы ее глаза были вровень с глазами Раилага. Ох, не так все было в ее голове. Совсем не так! Сейчас, столкнувшись с реальной болью, она совершенно терялась, ощущая себя брошенным в воду щенку. - Ты не один, ты ведь понимаешь, да?

+1

4

Тяжёлые воображаемые капли падали на плечи, просачивалась в густую шерсть. Неначавшийся дождь барабанил по голове. Вода в шкуре, под шкурой, вода в крови, разлитая холодными ручьями в венах. Она журчала в груди, замедляя дыхание зверя.
Двое боролись: надежда и страх. Страх силён, зубаст, рвал на части хрупкую противницу, но надежда, как призрак, вырастала из лучиков, проникавших порою сквозь тучи. Злобный, хищный страх метался, рычал, кусая пустоту, лучи же вспыхивали снова и снова. Раилаг был готов поверить в бессмертие надежды, если бы не тот факт, что она как будто бы бестелесна, и исчезнуть может в любую секунду; зато страх здесь. Осязаемый, живой. Плотоядный.
Двое боролись: страх нападал, надежда легко отдавалась в раскрытую пасть, но никто не побеждал. Оба жили в голове зверя, находясь в забавном равновесии битвы.
[indent]
Неожиданно, весьма неторопливо к волку пришло осознание, что кто-то к нему обращался. Чуть погодя, почему-то в обратном порядке, подоспело и другое: к нему прикасались. Настоящее, живое тепло прикосновения осеняло, как огромная птица, расправив крылья над волком, тем самым закрывая его от дождя. Надежда вспыхнула, обдав страх обжигающим светом, и даже приняла очертания. На доли секунды. Эруина?
[indent]
Волк резко повернул голову. Картинка лениво вырисовывалась в голове, но по одному силуэту Раилаг определил, что под боком была не она. И запах не её. Мысли опять замедлились. Небо затмилось, и птица умерла, рассыпавшись ржавыми перьями. Дождь, дождь лил, а страх, негодный шакал, катался в грязи и хрюкал от смеха. Исчезло тепло так же внезапно, как и пришло, и Раилаг, обозлившись, раскрыл было пасть. Он хотел возмущаться, замешкавшись лишь для того, чтоб подобрать слова ядовитее, и выплюнуть их все за раз. Сразить наповал. Насколько отчаянным нужно быть, чтобы медлить и дальше?! Морда пастра вполне отражала всё, что было на душе – негодующий оскал, злобный прищур, направленный, правда, куда-то в горизонт, и вздыбившаяся шерсть на холке.
[indent]
Однако ничего не произошло. Пасть закрылась так же, как и открылась, и язык ускользнул между почти сжатыми зубами. С подбородка капнула тягучая слюна. Вокруг ни дождей, ни вод, и страх, играющий с бликами, исчез, а вместо этого был привычный лес, та же поляна, хмурое небо, и осень дула в морду ветерком, а рядом нерешительно топталась Карьяла. Наваждение убралось восвояси, предоставив Раилагу разбираться с этим вот всем. И он был бы счастлив ощутить прилив сил, чтобы жить дальше, справляться с трудностями, но пока тяжесть настигшего горя непреодолимо тянула вниз. Бессилие и разруха внутри. И это ему, такому унылому чуду, потом красоваться перед стаей? Ох-ох.
[indent]
Он набрал побольше воздуха в грудь, и, отведя взгляд в сторону, выдохнул: 
[indent]
Умом, умом понимаю.
[indent]
Но вскоре с интересом вернулся к Карьяле, пристально рассматривая её. Впервые по пересохшим каналам мозгов двинулись мысли, никак не связанные с трагедией. Волк любил ставить себя на место других, пытаться смотреть на всё чужими глазами и понять, кто, что и почему делает. Сейчас эта привычка помогла отвлечься. Он изучал волчицу, впиваясь взглядом в жёлтые глаза, надеясь таким образом выяснить, что ею движет. Не получалось. Глаза видели, но не смотрели. Видели смесь растерянности и смущения, и некоторое время даже не придавали этому значения. Молчание затянулось.
[indent]
Кари, подними голову. Ты молодец. Спасибо, – наконец, произнёс волк, чуть улыбнувшись, и добавил в уме – "но лучше бы искала Эруину".
Да, она определённо молодец. Раилаг был в таком состоянии, что и сам не мог сказать, какова будет его реакция на те или иные поступки; так вот, остаться здесь после всего сказанного было рискованным решением для любого волка. Смело. Настоящая авантюра.
Похвалив Кари, он тут же почувствовал себя деревянным. Он же пытался делать всё, как раньше, и получалось плохо. Камень в сердце тянул к земле, ныл в груди. Улыбки с болью давались крайне дорогой ценой. А ещё он с горечью понимал, что, подойди Карьяла чуть раньше, досталось бы ей тоже. Хотя она проявила внимание к чужому горю. Он не был уверен, что Кари скорбит о его супруге.
[indent]
Однако волкам нужен пастр, за которым не следят, одинок ли он, бодр ли, сыт ли... как за немощным стариком, – взгляд скользнул с напряжённой морды волчицы в небо, бывшее почти одного цвета с её шерстью. Последние слова прозвучали жёстко, с неприятными нотками.
[indent]
Поэтому, хоть вы все есть у меня, без Эруины я как будто один. Ты действительно хочешь оставаться здесь и смотреть на мою обыкновенную слабость?
[indent]
Раилаг говорил это в небо. Он сел ровнее, выпрямился, чтобы совсем тут не раскисать, и даже как будто морду сделал беспристрастную. Понимание и разум никак не могли покрыть того факта, что нужно жить, жить нужно много дней. Даже смирение с произошедшем, даже твердая логика, бычья настойчивость не облегчали ровным счётом ничего, потому что волк не понимал, где это всё можно применить. Он не знал, что делать. Он даже не мог заставить себя отправиться немедленно на поиски, потому что боялся найти... растерзанный труп. И вновь почувствовал прилив бессилия, холодный душ из капель, прошедшийся по спине.
[indent]
Зная Карьялу, Раилаг был готов встретить её нежелание куда-то уходить, пока она не убедится, что всё хорошо (а это будет нескоро), но прогонять прямым текстом очень не хотелось, ведь это и заденет волчицу, и казалось Раилагу самым настоящим подтверждением собственной слабости. Он попытался снова посмотреть ей в глаза, но голова была так тяжела, что сама опустилась. Пришлось довольствоваться видом её лап.

Отредактировано Раилаг (04.08.2018 21:50)

+2

5

Карьяле показалось, что он сейчас порвет ее на клочки. Выражение морды пастра было искажено ненавистью и яростью, охотница никогда не видела его таким. Она прижала уши, и даже отступила еще на несколько шагов, коря себя за то, что совершила самую роковую в своей жизни ошибку. Но спустя мгновение морда Раилага разгладилась, ярость, горящая в глазах, потухла, и он вновь стал собой, похвалив молодую волчицу.
Робко Карьяла вновь приподняла уши, жадно всматриваясь в Раилага, силясь прочитать каждую мысль, что возникает в его голове. Она всегда была несколько эгоистична, и редко задумывалась о том, что испытывают другие существа. Выводы Карьялы часто были скоропостижны, она не так часто тратила свое время на длительный анализ и рефлексию. А сейчас чувствовала явный недостаток этого навыка. Раилаг выглядел устало и натужно. Он старался держаться молодцом, голос его был мягок и спокоен, но все это давалось ему через силу.
Карьяла вновь почувствовала легкое раздражение. Он говорил о сейчас о ней, и о всей стае, совершенно не выделяя Кари в отдельную категорию. Получается, она всегда была всего лишь “одной из”? И их общение для Раилага не значило ровным счетом ничего? Ей хотелось сказать, что остальной стае плевать на него, что стая - это просто сборище глупцов, которая думает только как оскорбить другого, выбеливышись за чужой счет.
- Я здесь не потому, что ты мой пастр, - сказала охотница, пожалуй, чуть более резко, чем следовала, а потом добавила, но уже мягче: - Ты мой друг. И мне все равно, сильный ты, слабый… Если надо - буду следить, поел ли и вовремя ли лег спать.
Карьяла усмехнулась, передавая своей речи шуточный оттенок. Она уже слишком разошлась, чтобы держать язык за зубами, осмелела. Практика показывала, что чтобы она не говорила, Раилаг редко злился, особенно когда они были только вдвоем. Главное, чтобы их разговор не подслушивался, тогда подобное может стать достоянием общественности, и Раилаг будет вынужден прилюдно порицать Карьялу за это поведение.
- Не пойми неправильно, я не беру на себя лишнее. Просто сейчас тебе несладко, и я бы хотела…
Охотница замолчала, не зная, как лучше продолжить предложение. А потом, помедлив, осторожно добавила, скорее спрашивая:
- Разве Проведение будет против, если ты хоть немного побудешь обычным волком из плоти и крови, со своими слабостями?

+1


Вы здесь » Пангея » Прошлое и настоящее » Мы не последние и не первые